Дерендяева А.Д. Геральдическая символика как отражение процессов формирования региональной идентичности (на примере городов республиканского значения и областей Республики Казахстан)

Derendyaeva A.D. Heraldic Symbols as a Reflection of the Processes of Regional Identity Formation (as Exemplified by Cities of Republican Subordination and Regions of the Republic of Kazakhstan)

Сведения об авторе. Дерендяева Анна Дмитриевна, аспирант кафедры всеобщей истории и международных отношений Алтайского государственного университета, г. Барнаул. Область научных интересов: международный имидж, история Казахстана, политические процессы на постсоветском пространстве.

Аннотация. В статье изучается геральдическая символика, которая выступает важной составляющей процессов формирования региональной идентичности в Республике Казахстан. С момента постсоветских трансформаций данное государство начинает конструировать новое символическое пространство, в котором гербы областей и городов республиканского значения становятся неотъемлемыми элементами политики консолидации общества. Отмечается, что зачастую процессы герботворчества носили системный, унифицированный характер, что привело к созданию однотипной, схожей между собой геральдики. Вместе с тем наблюдается и противоположная тенденция: некоторые регионы пытались сохранить свою историко-культурную специфику, географический ландшафт на своих символах. Однако даже такие территориальные единицы попадали под влияние централизованной политики государства и были вынуждены идентифицировать себя не только в рамках локальной местности, но и через лояльность к официальной государственной символике. Опыт Республики Казахстан показывает, что руководство страны стремится маневрировать между этнической (казахской) и евразийской (многонациональной) идентичностями, что проявлялось даже при создании гербов областей и городов республиканского значения.
Ключевые слова: Республика Казахстан, геральдическая символика, герб, региональная идентичность, символическая политика, этническая идентичность.

Summary. The article considers the heraldic symbols being an important component of the processes of regional identity formation in the Republic of Kazakhstan. From the moment of post-Soviet transformations, this state started to construct a new symbolic space, in which the emblems of regions and cities of republican subordination became the integral elements of the society consolidation policy. It is emphasized that the processes of coat of arms designing often had a systemic, unified nature, which resulted in the creation of similar heraldry of the same kind. Meanwhile, the opposite tendency is also observed: some regions tried to preserve their historical and cultural specifics, as well as the geographical landscape in their symbols. However, even such territorial entireties fell under the influence of the centralized policy of the state and had to identify themselves not only within the local area, but also through loyalty to the official state symbols. The experience of the Republic of Kazakhstan shows that the country’s leadership seeks to maneuver between the ethnic (Kazakh) and Eurasian (multinational) identities, even through the creation of coats of arms of regions and cities of republican subordination.
Key words: the Republic of Kazakhstan, heraldic symbols, coat of arms, regional identity, symbolic policy, ethnic identity.

 

Геральдическая символика как отражение процессов формирования региональной идентичности (на примере городов республиканского значения и областей Республики Казахстан)

Важной проблемой, с которой столкнулось постсоветское общество в результате посткоммунистической трансформации, оказался «кризис идентичности», определяющийся двумя характерными чертами. С одной стороны, во многих бывших советских республиках процесс конструирования идентичности складывался с трудом, в силу возникших глубоких социальных противоречий и этнокультурных конфликтов. С другой стороны, на фоне изменения ценностных установок произошло переосмысление географических, политических и социальных границ локальных территорий, что было отражено в формировании регионального самосознания.
Изучение проблем региональных идентичностей на постсоветском пространстве остается актуальным и в историческом, и в практическом смыслах, поскольку во многих странах сохраняется разрыв между политико-культурным и инструменталистским подходом к конструированию данного процесса. К тому же данная ситуация усугубляется латентными конфликтами в некоторых территориальных измерениях. Под термином «регион» (лат. region — «страна», «область») понимается географически локализованная местность со своей спецификой исторического или культурного развития [1, с. 76]. В некоторых работах «регионом» считается большая территория с определенными природными условиями, одинаковой направленностью производительных сил [2, с. 22]. В современном научном дискурсе политической географии и регионалистики термин «регион» трактуется неоднозначно (как среди зарубежных авторов — К. Риттер, Р. Хартсхорн [3; 4] и др., так и среди отечественных — В.А. Колосов, Н.С. Мироненко, Р.Ф. Туровский [5; 6; 7] и др.). Данное понятие может совпадать и с более широким пространством (страна, государство), и с менее протяженным (область, край, город), стоит уточнить, что в исследовании категория «регион» будет сводиться к более узким локальным местностям — области и городу.
При анализе специфики региональной идентичности важным является исследование символического пространства, в котором одну из ключевых ролей играет геральдическая символика, поскольку она связана с местом жизни, с представлениями о роли, которую должна играть данная территория в судьбе страны. Герб отражает исторический опыт региона, создает коллективное видение социальной реальности, а также способствует консолидации какого-либо народа. Исходя из этого, ключевой целью исследования становится изучение геральдической символики и ее связи с процессами становления региональной идентичности в постсоветском Казахстане.
Республика Казахстан представляет особый интерес среди бывших советских республик. На сегодняшний день Казахстан считается полиэтничным государством. В начале 1990-х гг. казахи составляли менее половины населения страны (около 40% [8, с. 370]), со временем этническая ситуация изменилась. В настоящее время среди проживающих в государстве около 68,51% казахов, 18,85% русских, 3,25% узбеков, 1,47% уйгуров, 1,42% украинцев, 1,08% татар [9] и др. Из-за такого этнического плюрализма в рамках одной территориальной общности сохраняется латентный конфликт, который может перейти в активную стадию размежевания [10, с. 62]. К тому же многие исследователи отмечают сохранение родоплеменных устоев у казахов [11, с. 119].
Для обеспечения территориальной целостности государства органы власти проводят политику формирования многосоставной (евразийской) идентичности и выступают за единую казахстанскую нацию, пытаясь предотвращать конфликты. Данный процесс носит системный, целенаправленный характер, вместе с тем власть пытается тактически маневрировать между этнической (казахской) и евразийской (многонациональной) идентичностями [12]. В целом основные направления политики идентичности сводятся к инструментальному характеру. Прежде всего это выражается в «изобретенных традициях» [13], обращенных к историческому прошлому казахского народа, а также к формированию новых ценностных установок (переписывание школьных учебников по истории, переименование административно-территориальных единиц, введение национальных праздников, коммеморативные практики и т.д.). Однако при формировании региональной идентичности не всегда предоставляется возможным применение только инструментального подхода (который носит субъективный характер), поскольку важную роль играют политико-культурные установки какой-либо территориальной общности, так как в их основании лежат объективные предпосылки. К таким предпосылкам, прежде всего, относится специфика географического, культурного и социального пространства, геополитические факторы, а также сама история местности [14, с. 23]. Важна объективная оценка сочетания инструментального и политико-культурного подходов в рамках какого-либо региона.
Процесс развития казахстанской символики, о чем свидетельствуют некоторые исследования (Н. Атыгаев, Г. Бабаяров, А.Д. Грач, А.Е. Рогожинский и др. [15; 16; 17; 18]), ведется с ранних периодов существования древнетюркской общины. Уже тогда на территории Средней Азии в качестве родовых фамильных знаков использовались тамги (печати, удостоверительные знаки), которые были присущи каждому племени. Они выступали не только в качестве тотемических знаков, но и показывали символы каганской власти. Преемственность тамги и ее отдельных атрибутов прослеживается и в период существования Казахского ханства, прежде всего у киргиз-кайсаков [19, с. 26].
Процесс формирования областной и городской символики в казахстанских землях начинает носить более системный характер с того момента, когда казахские жузы присоединяются к Российской империи, а затем оказываются на территории советского государства. За это время геральдическое пространство казахстанских территорий претерпевает реформу барона Б.В. Кёне [20], а затем испытывает влияние советских реформ официальной символики. Территориальная символика в Российской империи и в СССР носила унифицированный характер, даже на уровне местных локальных образований — областей и городов, поскольку герботворчество строго контролировалось государством, отражало идеологические установки страны [21, с. 332].
С момента обретения независимости для символического пространства Республики Казахстан начинается новый этап развития, обусловленный введением совершенно иных гербов, отражающих специфику казахстанской истории. В настоящее время некоторые административно-территориальные единицы до сих пор не имеют своего официально утвержденного герба, поскольку региональные сообщества не видят в них никакой практической значимости [22, с. 139-173].
В основе региональной символики всех городов республиканского значения (Нур-Султан, Алматы, Шымкент) и почти всех казахстанских областей в качестве доминирующей формы геральдического щита выбран восточный круг, что соответствует государственному гербу Республики Казахстан и показывает связь с традициями территорий Малой Азии, Среднего Востока, Дальнего Востока, Центральной Азии. Исключения составляют такие области, как Актюбинская, Мангистауская и Северо-Казахстанская. Так, в Актюбинской области герб выступает как современный логотип в виде буквы «А», в яркой желто-оранжевой палитре [23]. Герб Мангистауской области выполнен как изображение пещерной (наскальной) живописи и полностью уходит к тюркским корням, поскольку на нем изображен всадник на лошади, держащий в своих руках лук. Известно, что почитание коня в Республике Казахстан прослеживается с давних времен, так как он выступает священным символом. Сохранение тюркских традиций в региональной символике неслучайно, доля казахского населения в данном регионе на 2021 г. самая высокая по всей стране — 91,22% от всего этнического состава [9].
В то же время единственным регионом в Республике Казахстан, где доля проживающих русских на сегодняшний день считается больше, чем в других территориальных измерениях, является Северо-Казахстанская область. Число живущих здесь русских составляет 49,53% от общей численности населения [9]. В этой области на гербе изображена летящая лошадь, что говорит о том, что на территории региона было найдено древнейшее окультуренное животное. В качестве обрамления символа используются пшеничные колосья, констатирующие факт развитого сельского хозяйства, а также соответствие русским традициям геральдики советского периода. Колосья не просто являются символом хлеба, но и указывают на значимость данной местности в освоении целинных земель [24]. Стоит отметить, что и административный центр этого региона — Петропавл (Петропавловск), который находится в 40 км к югу от границы с Россией, сохраняет свой прежний топоним, а доля русских в этническом составе этого города превышает число казахов почти в два раза (59,28% и 29,99% соответственно) [8].
Для некоторых образований Республики Казахстан характерна подчеркнутая лояльность, единство с официальной символикой, поскольку на их областных и городских гербах присутствует такая же цветовая семантика, либо изображаются аналогичные государственному гербу ключевые элементы. Золотой (желтый) или голубой цвет используют в своих палитрах фактически все области, за исключением Актюбинской и Мангистауской. Кроме того, субординация с государством подчеркивается в виде изображенного на геральдическом щите знака тенгрианства — шанырака, этот элемент в своей региональной символике изображают Атырауская область, Жамбыльская область, Западно-Казахстанская область и Туркестанская область. На этом фоне особенно выделяется герб Акмолинской области, поскольку вверху официального символа региона размещается элемент государственного флага Республики Казахстан — солнце, под которым парит орел (беркут), что говорит о стремлении к идентичности с центром.
Также в основу областной символики был положен природный ландшафт, его можно увидеть на гербах Акмолинской области, Атырауской области, Восточно-Казахстанской области и Жамбыльской области. Региональными элементами здесь становятся горы, леса, моря, реки. Изображенные на официальном символе Алтайские горы обозначают геополитическое положение Восточно-Казахстанской области, а река Ишим отражает географические особенности Акмолинской области.
Очевидно, что не только природные элементы могут показывать региональную идентичность каких-либо локальных сообществ. Поэтому на гербах данных областей в качестве знаков также используются представители флоры и фауны (Атырауская область, Жамбыльская область, Костанайская область, Павлодарская область). На гербе Атырауской области размещаются два осетра, что говорит о наличии Каспийского моря [25]. Яркий пример региональной самоидентификации показывает Костанайская область, на щите которой изображен черный степной жаворонок и тюльпан Шренка, являющиеся эндемиками Наурзумского заповедника в данном регионе. На гербе Павлодарской области в центре располагается изображение архара, дикого горного барана, занесенного в Красную книгу Казахстана.
В некоторых областях в качестве центральных элементов геральдического щита используются фантастические (мифические) животные (Алматинская область, Туркестанская область). Так, в Алматинской области в форме спирали изображен крылатый барс и грифон, что говорит о преемственности тюркских традиций. Туркестанская область использует на своей символике образы двух крылатых снежных барсов.
Многие гербы содержат в своей основе знаки главной хозяйственной отрасли региона, его промышленное достояние (Акмолинская область, Атырауская область, Западно-Казахстанская область, Карагандинская область, Кызылординская область). Так, на геральдическом щите Западно-Казахстанской области изображена домбра, которая олицетворяет культуру региона, в дополнение к ней идут буровая вышка и шестерня. Герб Кызылординской области в качестве основной фигуры использует изображение космодрома Байконур, а также нефтяной вышки.
Гербы городов республиканского значения — Нур-Султана, Алматы и Шымкента представлены в традиционной для Казахстана восточной форме геральдического щита и содержат в своей цветовой семантике схожие оттенки: синий (голубой), красный и золотой. В казахской культуре синий (голубой) цвет показывает независимость и величие, красный символизирует огонь, рост и развитие, а золотой (желтый) оттенок обозначает богатство, достаток, стремление к победе [26, с. 9]. Наблюдая некую системность в создании данных гербов, можно отметить еще одну схожую деталь, которая объединяет их — наличие на официальных знаках национального орнамента, отображающего тюркскую культуру.
В то же время городские символы содержат несколько существенных отличий друг от друга. Так, герб города Нур-Султана в качестве основных элементов использует символ мифологического архетипа — мирового дерева — Байтерека (пер. «большое дерево», «тополь»), которое выступает в качестве центра создания мира и обозначает гармонизирующее начало. Второй составляющей герба является шанырак, показывающий историческую преемственность тюрко-монгольских кочевников Центральной Азии и является знаком общего дома всех народов [27, с. 195].
Герб города Алматы в качестве символов использует представителей флоры и фауны, а также природный ландшафт. На переднем плане геральдического щита размещается изображение снежного барса, держащего в своей пасти цветущую ветку яблони. Изначально, в 1993 г., когда герб города был утвержден, яблоневых цветов было шесть, что олицетворяло районы города. В настоящее время цветков яблони, как и районов, восемь. На заднем плане изображена снежная вершина гор Алатау, показывающая идентичность с географическим положением территории [28].
В основу официального символа города Шымкента был заложен природный ландшафт: на фоне неба изображены горы и возвышающееся солнце. Данные элементы показывают геополитическое расположение территории, она находится у самого подножия Угамского хребта (Западный Тянь-Шань). Солнце в казахстанской культуре выступает как символ величия, мудрости, а также возвышение над мирскими проблемам [29]. Дополнительный смысл гербу придает восьмиконечная звезда, вписанная в восточный щит и обозначающая порядок и построение нового.
Подводя итоги, можно подчеркнуть, что региональная символика областей и городов республиканского значения современного Казахстана была сформирована посредством применения инструментального подхода, что означает прежде всего централизованный, системный и унифицированный характер нового символического пространства. Как следствие, это проявляется в том, что гербы схожи между собой, имеют одинаковую форму, цветовую семантику, однотипные геральдические (и не геральдические) фигуры. В то же время, нельзя не отметить, что дезинтеграционные процессы, возникнувшие внутри страны, часто не только становились этническими размежеваниями определенных территориальных целостностей, но и в некоторых случаях порождали конфликт между центром и регионами. Такая особенность выразилась в своеобразной «ландшафтизации» местности, при формировании и геральдической символики, и собственной идентичности. Гербы регионов Казахстана не просто попали в общую унифицированную систему, но и отражали специфику своего природного и культурного ландшафта, а также национальные особенности коренного населения. В-третьих, можно выявить фактически полное отсутствие исторической преемственности в геральдике тех периодов, когда казахские жузы входили в состав Российской империи и советского государства. Имперские регалии, советское прошлое никак не отражены в современных гербах административно-территориальных единиц Республики Казахстан. Зато прослеживается преемственность с тюркскими традициями, стремление отразить в символике кочевой образ жизни казахстанцев с помощью цветовой палитры, национального орнамента, исторических фигур. В целом можно отметить, что, несмотря на провозглашенный органами государственной власти курс конструирования евразийской (многонациональной) идентичности, в современном Казахстане доминируют процессы формирования этнической казахской, в меньшей мере казахстанской идентичности, причем данная политика находит свое место и в региональном измерении — в городах республиканского значения и в областях, что выражается и в геральдической символике.

Приложение

Библиографический список

1. Мурзина И.Я. Теория и практика культурологических исследований. М., 2015.
2. Клемешев А.П. Регион в условиях глобализации // Вестник ВГУ. Серия Гуманитарные науки. 2005. №2.
3. Ritter K. Die Erdkunde im Verhältniss zur Natur und zur Geschichte des Menschen. Berlin, 1822-1843.
4. Hartshorne R. Recent Developments in Political Geography, I // The American Political Science Review. Vol. 29, No. 5.
5. Колосов В.А. «Низкая» и «высокая» геополитика // Отечественные записки. № 3 (4). 2002.
6. Мироненко Н.С. Концепция территориальной структуры в свете задач страноведения // Вестник Московского университета. 1982. № 6.
7. Туровский Р.Ф. Географические закономерности электорального транзита в посткоммунистических странах // Полития. №4. 2004-2005.
8. проявление политики казахизации // Мир науки, культуры, образования. №2. (45). 2014.
9. Численность населения Республики Казахстан по отдельным этносам на 2021 г. Комитет по статистике Министерства национальной экономики Республики Казахстан. URL: http://stat.gov.kz/api/getFile/?docId=ESTAT306055
10. Семененко И.С., Лапкин В.В. Между государством и нацией: дилеммы политики идентичности на постсоветском пространстве // Полис. Политические исследования. 2017. №5.
11. Забирова А.Т. Формирование, легитимация и воспроизводство идентичности в постсоветском Казахстане // Социологические исследования. 2003. №12.
12. Дунаев В.Ю., Курганская В.Д. Казахстанская модель межэтнической интеграции. Алматы, 2003.
13. Hobsbawm E. The Invention of Tradition. N.Y., 1983.
14. Назукина М.В. Между Уралом и Поволжьем: поиски пермской идентичности. Пермь, 2018.
15. Атыгаев Н.А. Казахское ханство в потоке истории. Очерки. Алматы, 2015.
16. Бабаяров Г., Кубатин А. Символы власти и правителя Западно-тюркского каганата. Бишкек, 2015.
17. Грач А.Д. Петроглифы Тувы, I. Проблема датировки и интерпретации, этнографические традиции. М., 1957.
18. Рогожинский А.Е. «Ханская» тамга казахских джучидов. Алматы, 2014.
19. Андреев И.Г. Описание Средней орды киргиз-кайсаков. Алматы, 1998.
20. Закутнов О.И. Реформы российской геральдической системы Барона Б.В. Кёне // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2019. № 1(58).
21. Перфильев Ю. Региональная символика в поисках идеологии // Политический альманах России. М., 2001.
22. Аксенов К.Э., Бассин М. Идентичность и география в постсоветской России. СПб., 2003.
23. Журсин Ж. Представлен логотип Актюбинской области. 26 июля 2017. URL: https://rus.azattyq.org/a/28638788.html
24. Фидченко А. Герб Северо-Казахстанской области. 20 июня 2011. URL: https://mtrk.kz/ru/2011/06/20/gerb-severo-kazahstanskoj-oblasti
25. Russian Centre of Vexillology and Heraldry. Герб Атырау. URL: http://www.heraldicum.ru/kazakstn/subjects/towns/atyrau.htm
26. Елибаева К.Ж. Символика и семантика цвета в казахской культуре // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. 2012. № 4 (48) июль–август.
27. Кенесов Е.К. Казахская фитонимия как отражение духовной сути и художественно-эстетических идеалов народа // Современные проблемы науки и образования. 2015. № 2-2.
28. Проскурин В. Герб столичного города. Очерки истории Алматы. URL: https://vernoye-almaty.kz/gerb.shtml
29. Russian Centre of Vexillology and Heraldry Last Modified. Герб Шымкента. URL: http://www.heraldicum.ru/kazakstn/subjects/towns/shimkent.htm

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *