Чураков К.А. Память об Александре Македонском: был ли Пирр продолжателем дел Александра?

Churakov K.A. Memory of Alexander the Great: Was Pyrrhus the Successor of Alexanderʼs Deeds?

Сведения об авторе. Чураков Кирилл Александрович, cтудент Института истории и международных отношений Алтайского государственного университета, г. Барнаул.

Аннотация. Статья посвящена проблеме того, как память об Александре Великом побуждала к преемственности его миссии. Личность Александра Македонского и его образ привлекали внимание историков, философов, литературоведов на протяжении более двадцати трех столетий. Множество политиков и правителей стремились взять на себя историческую миссию Александра, чтобы извлечь для себя максимум выгоды и оправдать свою завоевательную деятельность. Самым ярким последователем Александра можно считать Пирра Эпирского. Многие современники Пирра считали, что в его обличии возродился сам Александр. В данном материале рассматривается схожесть поведения и деятельности двух эллинистических правителей. Наследие Александра в деятельности Пирра прослеживается в попытках распространения греческой культуры в различные «варварские» государства. Также в статье сравнивается опыт сакрализации власти рассматриваемых правителей. Главный вывод статьи состоит в том, что Пирру не удалось в полной мере стать наследником Александра и повторить его великие достижения.
Ключевые слова: Пирр Эпирский, Александр Македонский, сравнение Александра и Пирра, наследие Александра Македонского, эволюция отношения к образу Александра, образ правителя.

Summary. The article is devoted to the problem of how the memory of Alexander the Great encouraged the continuity of his mission. The personality of Alexander the great and his image have attracted the attention of historians, philosophers, and literary scholars for more than twenty-three centuries. Many politicians and rulers sought to take on the historical mission of Alexander in order to extract maximum benefits for themselves and justify their conquering activities. The most striking follower of Alexander can be considered Pyrrhus of Epirus. Many contemporaries of Pyrrhus believed that Alexander himself was reborn in his guise. This article examines the similarity of the behavior and activities of two Hellenistic rulers. Alexanderʼs legacy in the work of Pyrrhus can be traced in the attempts to spread Greek culture to various “barbarian” States. The article also compares the experience of sacralizing the power of the considered rulers. The main conclusion of the article is that Pyrrhus was not able to fully become the heir of Alexander and repeat his great achievements.
Keywords: Pyrrhus of Epirus, Alexander the Great, comparison of Alexander and Pyrrhus, the legacy of Alexander the Great, evolution of the attitude to the Alexander’s image, the ruler’s image.

 

Память об Александре Македонском: был ли Пирр продолжателем дел Александра?

Античная эпоха привлекает нас прежде всего обилием тех ярких личностей, которые во многом определяли ход истории. Личность Александра Македонского всегда привлекала внимание политиков и полководцев. Многие видные правители пытались подражать Александру или, наоборот, принижать его достижения ради самовозвышения. В ряду этой плеяды выдающихся деятелей античного мира, которые подражали Александру, особое место принадлежит Пирру, царю Эпира, небольшого горного государства на севере Греции. Ему удалось не только подражать образу Александра, но и продолжить часть его замыслов. Как справедливо отметил нидерландский исследователь А.Б. Недерлоф, различные факторы — беспокойная юность, бурная карьера, эффектная смерть, героическая и одновременно трагическая судьба, — всё это объясняет, почему Пирр   интересовал не только своих современников, но и затем продолжал интересовать потомков [1, p. 295]. За свою недолгую, но очень бурную и насыщенную битвами, войнами и походами жизнь Пирр зарекомендовал себя как блестящий, умелый и бесстрашный полководец. Он был первым и единственным правителем балканского государства, сумевшим победить неоднократно армии Рима и Карфагена. Главной причиной неудач военных компаний Пирра стали его политическая недальновидность, неразборчивость и склонность к авантюрам.
Значительное количество имеющихся работ носит научно-популярный характер. Но даже относительно тех, которые имеют подлинно научный характер, хотелось бы сказать следующее: рассмотрение целого комплекса вопросов, связанных с деятельностью Пирра, не носит в них системного характера. Всё это не может не вызывать необходимость нового обращения к данной теме.
Цель работы состоит в поиске преемственности между деятельностью Александра и Пирра. Для этого поставлена задача выявить сходства в деятельности правителей и оценить их масштаб.
Среди различных видов исторических источников, вне всякого сомнения, приоритетное значение для нас имеют нарративные источники. Имеющаяся в нашем распоряжении античная историческая традиция представлена двумя группами источников. К первой мы относим труды греческих историков III в. до н.э. (труды Проксена, Гиеронима, Тимея, Филарха). Эта группа источников представляется наиболее правдивой и достоверной, однако, к сожалению, от работ названных историков сохранились лишь отрывочные фрагменты. Вторую группу источников мы предлагаем называть «источниками эпохи римского владычества», объясняя это тем, что некоторые авторы, будучи греками по происхождению, писали на греческом языке, но жили в эпоху римского владычества (порой и в самом Риме), испытали на себе влияние римской анналистики, стояли на проримских позициях. Сюда мы можем отнести как работы римской анналистики (Валерий Анциат, Клавдий Квадр) и следующие ей традиции (Тит Ливий, Флор , Евтропий, Зонара), так и работы известных греческих авторов, писавших на греческом языке, но испытавших на себе значительное римское влияние (Аппиан , Дионисий, Плутарх). Особый интерес вызывает труд Плутарха «Сравнительные жизнеописания» [2]. В нем представлены образы обоих рассматриваемых нами правителей. Для Плутарха Пирр является примером недовольства и жадности, но не к богатству, а к завоеванию. Будучи неспособным заставить себя насладиться своей силой, богатством и успехом, Пирр живет безрассудным и ненасытным желанием большего, что ведет его к постоянной и бессмысленной войне. Александр у Плутарха — философ, он ценит Аристотеля и эллинские традиции, он обаятелен и горд. Но при всех своих положительных качествах македонский царь в силу обстоятельств совершает скверные поступки, которые, однако, по мнению автора, не снижают величия монарха и полководца, «сознательно стремящегося» распространить эллинскую культуру среди «диких и варварских народов Востока». Уже в оценках Плутарха видны различия мотивов в деятельности Александра и Пирра. Первый стремится распространить греческую культуру, а второй ведет войну ради войны.
Как личность Пирра, так и его деятельность были предметом постоянного и устойчивого интереса в зарубежной историографии. Действительно, такая яркая личность античного мира, как царь Пирр , не могла не привлекать внимание историков. В ведущих европейских странах — Франции, Германии, Великобритании, Италии, а затем и в США — на протяжении XIX — XX веков появлялись серьёзные исследования, затрагивающие отдельные аспекты деятельности эпирского царя. Так, для Германии можно назвать работы Р  . Шуберта [3], Р  . Скалы [4], О. Гамбургера [5], У. фон   Хасселя [6]. Для Франции — это работы П. Виллемье [7], П. Левека [8]. В отечественной историографии следует отметить работы С.С. Казарова [9].
Несмотря на то, что личность Пирра и в античной исторической традиции, и в современной историографии получила самые противоречивые оценки, все авторы единодушно сходятся в одном: это была одна из величайших личностей античности. По словам английской исследовательницы античности К. Ломас, «Пирр, племянник Александра Великого, был одним из самых экзотических характеров греческой истории и одним из тех, кто произвёл впечатление на многих поздних биографов и историков» [10, p. 51].
В лице Пирра мы находим не только одного из выдающихся лидеров эллинистического мира, но и типичную харизматическую личность своей эпохи.
Необходимо вспомнить, что термин «харизма» был использован М. Вебером для выяснения легитимности власти. Один из трех упоминаемых им видов легитимной власти связан с авторитетом «внеобыденного личного дара — полная личная преданность и личное доверие, вызываемое наличием качеств вождя у какого-то человека: откровений, героизма и других, — харизматическое господство» [11, с. 67]. Стоит отметить, что и Александр, и Пирр стремились предстать сразу в нескольких ипостасях, указанных выше. Для сакрализации своей власти на Востоке Александр открыто объявлял себя богом, сначала только в Египте, а затем, все больше убеждаясь в своей избранности и непобедимости, сделал божественный титул постоянным. Но и Пирр стремился придать своей власти божественный характер. В своей биографии Пирра Плутарх, описав генеалогию и указав на знаки расположения к нему судьбы, вознесшей его не без помощи богов на престол, сделал указания на те сверхъестественные и неординарные способности и черты, которыми он был наделен от природы. Это челюсть царя, состоящая из единой кости c зубами, которые, якобы, у него не отделялись один от другого; это его филантропическая деятельность, проявляющаяся в способности излечивать больных; это чудодейственные качества пальца его правой ноги, с помощью которого он лечил больных селезенкой, и который нельзя было сжечь [2, c. 440]. Представленные нам чудотворные способности царя имели чисто пропагандистские свойства и, по всей вероятности, были инспирированы самим Пирром с одной единственной целью — подтвердить его божественное происхождение и придать святость власти.
История жизни и деятельности Пирра открывает ряд проблем, которые носят поистине глобальный характер. Попытаемся кратко их обозначить. Во-первых, греческая и римская цивилизации длительное время развивались как бы параллельно, и Западная кампания царя Пирра была первым прямым столкновением Рима с греческим Востоком, которое произошло к тому же не на греческой, а на италийской земле. Здесь можно увидеть связь с деятельностью Александра, который принес греческую культуру на «варварский» Восток.
Именно Западная кампания Пирра открыла римлянам Грецию, а грекам — Рим. Во-вторых, как известно, походы Александра Македонского на Восток в конечном итоге, привели к созданию системы эллинистических государств, территориальных монархий, обладавших целым набором характерных черт. С именем Пирра связана не только трансформация власти от героической басилеи в эллинистическую монархию в самом Эпире, но, и что самое важное, попытка создания территориальной монархии на Западе, где именно Сицилия стала объектом подобного эксперимента.
В-третьих, из поля зрения многих исследователей, занимающихся изучением истории Пирра, выпала ещё одна проблема: отправляясь на Запад и имея перед собой благородную задачу — защитить греков Италии и Сицилии от варваров (италиков и карфагенян) — Пирр являл собой образ носителя панэллинской идеи, которая имела огромную роль в деятельности Александра Македонского. Пирр успешно использовал панэллинскую идею не только в борьбе с римлянами, но и вообще во всей своей деятельности. Без всякого сомнения, панэллинская идея служила Пирру прикрытием его захватнических планов. Пирр, отправляясь в поход на Запад, получил всестороннюю поддержку от эллинистических царей: Антигон предоставил ему флот для переправы в Италию, Антиох дал деньги, а Птолемей Керавн предоставил войска и слонов [12, с. 155]. Какие аргументы мог использовать Пирр, дабы убедить этих монархов оказать ему помощь? Отбросим вариант «силового давления» — заставить оказать себе помощь всех сразу Пирр не имел ни сил, ни средств. Вариант остается один: Пирр сумел воздействовать на патриотические чувства диадохов, напомнив им о той исторической миссии, которую ранее выполнял чтимый ими всеми Александр — защите греков по всему миру. Однако, результаты их деятельности оказались различными. Причины этого, во-первых, кроются в том, что Македония по своим ресурсам отличалась от маленького горного Эпира. Во-вторых, армия Александра состояла из македонян, в то время как Пирр вынужден был набирать армию из наемников, опираясь на систему союзов, основанных на случайных политических комбинациях. К тому же условия, сложившиеся на Востоке, существенным образом отличались от тех, которые были на Западе. Деспотии Востока, которые зиждились на абсолютной власти и полном безразличии угнетенных к своей монарху, рушились при первом же появлении серьезного противника. На Западе Пирру пришлось столкнуться с силами, намного значительнее и организованней, чем на Востоке: Карфаген и набиравший в то время мощь Рим не шли ни в какое сравнение с Персидской державой.
Эллинистические государства, возникшие на развалинах империи Александра Македонского, остро нуждались в соответствующей легитимизации и сакрализации своей власти. Наиболее самобытно эти процессы проявились при дворе эпирского царя Пирра. Вступая на международную арену, Пирр ставил перед собой грандиозные задачи. Рассматривая себя вторым Александром, он мечтал о создании великой империи, аналогичной, а возможно, и даже более обширной чем та, которая была создана Александром Македонским. Такой программе было необходимо соответствующее идеологическое обоснование.
Поэтому важную роль в пропаганде Пирра играл образ Александра. Этот образ служил примером для последующих поколений правителей. Ему старались подражать буквально во всем, в числе этих подражателей был и эпирский царь, который к тому же находился в родстве со своим знаменитым предшественником. Связь Пирра с Александром устанавливается также посредством общего родства с Гераклом, который считался богом-покровителем Александра. Выводя свое родство по материнской линии от Геракла, Пирр тем самым укреплял одновременно и ориентацию на этого героя.
Многие современники Пирра искренне считали, что в обличии эпирского царя возродился дух самого Александра Македонского. Блестящий полководец Пирр так и остался весьма неразборчивым политиком. Тем не менее, он сумел вписать своё имя в мировую и военную историю. Прославленный Ганнибал ставил себя на третье место среди выдающихся полководцев Древнего мира, отводя первое Александру Македонскому, а второе Пирру. Но Пирр так и не сумел создать свою империю. Он был племянником Александра Македонского, незаурядным полководцем и просто храбрым человеком. Среди всех подражателей Александра лишь Пирр смог взять на себя миссию по защите и распространению греческой культуры. Было время, когда он держал в своих руках судьбы величайших держав, но достичь успехов своего великого родственника в силу объективных обстоятельств он так и не сумел. Да и помнят его в основном по нелепой смерти и «пирровым» победам, которые были равны поражениям.

Библиографический список

1. Nederlof A.В. Pyrrhus van Epiras. Amsterdam, 1976.
2. Плутарх. Сравнительные жизнеописания в двух томах / пер. М.Н. Ботвинника и И А. Перельмутера. М., 1994.
3. Schubert R. Geschichte des Pyrrhus. Königsberg, 1894.
4. Scala R. Der pyrrische Krieg. Berlin, 1884.
5. Hamburger O. Untersuchungen über den pyrrische Krieg. Würzburg, 1927.
6. Hassel W., von. Pyrrhus. München, 1947.
7. Wuilleumier P. Tarente des origines à la conquête romaine. Paris, 1939.
8. Левек П. Эллинистический мир. М., 1989.
9. Казаров С.С. Царь Пирр и Эпирское государство в эллинистическом мире. Ростов-на-Дону, 2004.
10. Lomas К. Rome and the Western Greeks. L., 1993.
11. Вебер. М. Политика как призвание и профессия. Х., 2018.
12. Юстин Марк. Эпитома сочинения Помпея Трога «Historiae Philippicae». СПб., 2005

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *