Савоськин А.М. Косовский миф в исторической памяти сербов и албанцев

Savoskin A.M. The Kosovo Myth in the Historical Memory of Serbs and Albanians

Сведения об авторе. Савоськин Алексей Максимович, магистрант кафедры всеобщей истории и международных отношений Алтайского государственного университета, г. Барнаул. Круг научных интересов: этническая история южных славян, межэтнические отношения в балканском регионе, национализм на Балканах.

Аннотация. В статье анализируется историческая память сербов и албанцев, одним из центральных сюжетов которой является Косовская битва 1389 г. Косовский миф является одним из ярких примеров символа памяти, ставшего основой формирования национального самосознания, включающего в себя особое понимание свободы и религиозную составляющая, подразумевающую отказ от земного царства в пользу небесного. Автор рассматривает динамику заинтересованности данным сюжетом в Сербии и среди косоваров, а также попытки использования Косовского мифа для осуществления политических амбиций, ставшие обычной практикой для сербской стороны еще с XIX века. В рамках обострившегося на момент написания статьи косовского вопроса и призывов к «восстановлению исторической справедливости», сюжет косовской битвы вновь представляет особый интерес для современных исследователей. Миф и его составляющие рассматриваются в Сербии и Косово как особые культурные категории, а их упоминания зачастую сопровождаются политическими заявлениями о современной судьбе республики. Предметом изучения становится современное образование в Сербии и Косово в области истории и культуры, а также высказывания политических лидеров прошлого и настоящего, связанные с Косовским мифом.
Ключевые слова: Косовский миф, Косовская битва, символ памяти, Сербия, Албания, государственное строительство, Югославский кризис.

Summary. The article analyzes the Battle of Kosovo which is the one of the central subjects of historical memory of Serbs and Albanians. The Kosovo myth is one of the brightest examples of the “symbol of memory”. It became the basis for the formation of national self-consciousness, which includes a special understanding of freedom and a religion, implying the rejection of the earthly kingdom in favor of heaven. The author considers the dynamics of interest in this story in Serbia and Kosovo, as well as attempts to use the Kosovo myth to pursue political ambitions, which have become common practice for the Serbian side since the 19th century. In the context of the Kosovo issue, aggravated at the time of writing, and the calls for “restoration of historical justice”, the plot of the Kosovo battle is again of particular interest to modern scholars. The myth is considered in Serbia and Kosovo as a special cultural category, and its references are often accompanied by political statements about the current situation in the republic. The subject of the research is modern education in Serbia and Kosovo in the field of history and culture, as well as statements by political leaders of the past and present related to the Kosovo myth.
Key words: the Kosovo Myth, the Kosovo battle, symbol of memory, Serbia, Albania, nation-building, the Yugoslav crisis.

 

Косовский миф в исторической памяти сербов и албанцев

Косовская битва 1389 года стала ключевым событием для сербской истории. Явившись наиболее ярким моментом южнославянского сопротивления османской экспансии, битва стала олицетворять собой связь с подлинной сербской государственностью и символ национальной свободы. Косовский миф считается краеугольным камнем исторического сознания сербов, примером коллективного героизма и самопожертвования во имя будущего нации. В основе косовского эпоса, получившего широкое распространение на Балканах в XIX веке и ставшего важной частью процесса национального возрождения, лежат сразу несколько легенд библейского звучания. Главная из них — встреча Лазаря в ночь накануне сражения с посланцем неба в облике сокола. Он предложил князю выбор между счастливым для Сербии царствием земным, но только пока Лазарь живет на этом свете, и царствием небесным, плата за которое — гибель на поле брани и поражение в решающей битве с врагом. Князь выбрал второе, не снес головы и был канонизирован. Важными составляющими Косовского мифа также являются легенда о Милоше Обреновиче, лично убившем султана Мурада I для обеления собственного имени, гибель девяти братьев Юговичей, славной смерти витязя Павла Орловича и т.д.
Особо громкие эпитеты были слышны от сербских историков и представителей общественности в конце 1980-х гг. Приобретя особую значимость накануне 500-летия, Косовская битва по сей день остается объектом споров в среде сербской и албанской интеллигенции, став примером активного влияния политических тенденций на историческую науку.
По мнению основоположника этносимволического подхода к нации, английского исследователя национализма и исторического социолога Энтони Дэвида Смита, основным критерием нации является наличие общего культурно-исторического сознания, чаще всего выраженного в т.н. «символах памяти». Принимая во внимание опыт примордиалистов и модернистов, Смит, являясь в первую очередь критиком их концепций, утверждал, что национальная культура гораздо менее динамична, чем принято полагать. Нация — одновременно и абстрактная идея, и реально существующая общность людей, основанная на культурной близости. Смит определяют нацию как «человеческое сообщество обладающее названием, члены которого разделяют и поддерживают общие мифы, воспоминания, символы, ценности и традиции, проживают на установленной территории и идентифицируют себя с ней, создают и распространяют определенную публичную культуру, соблюдают общие права и законы» [1].
Косовская битва и Косово поле являются ярким примером мифологизации исторического пространства, создания исторического символа сербского народа, определяющего дальнейшее развитие национальной культуры и сербских коллективных ценностей. Нетипичной является попытка двустороннего использования данного событиясо стороны сербов и албанцев. Сербский миф о битве сформировался в течение нескольких десятилетий после нее. Сербский историк Сима Чиркович, даже будучи критиком сложившихся в академической среде представлений о битве, отмечает ее как «наиболее популярное историческое событие, ярче прочих врезавшееся в народное сознание сербов» [2]. Как указывает другой исследователь Димитрие Богданович, несмотря на противоречивые данные об исходе битвы, она приобрела мифологический статус еще во времена современников [3].
Косово являлось культурным, политическим и экономическим центром средневековой Сербии. Помимо зачастую располагавшихся там княжеских резиденций, регион был славен своими серебряными и золотыми рудниками в Ново Брдо. Также Косово можно назвать торговым центром Балкан того времени. Помимо прочего, регион был религиозным центром, о чем свидетельствует количества древних церквей и монастырей на его территории. Демографическая структура региона начала меняться после османского завоевания. Особенно заметен этот процесс был в период между 1690 и 1740 годами, когда Порта проводила активную внутреннюю миграционную политику в рамках дехристианизации Балкан. Вторая волна демографических изменений настигла регион в XX веке. Независимая Албания, помимо собственной заинтересованности в поддержке своей заграничной диаспоры в Косово, в 1910-х также была инструментом давления на восток со стороны Австро-Венгрии. Косовские албанцы также заметно укрепились в регионе во время Второй мировой войны, когда лояльная Третьему рейху Албания стремилась к аннексии Косова и Метохии [4].
Сербские культурные традиции плотно связаны с Косово. Еще в конце XIV века Косовской битве был посвящен песенный цикл, а также несколько литературных произведений, в частности, воспевающие князя Лазаря [1]. Таким образом, можно отметить, что Косовский миф не был мифологическим конструктом нового времени, он имеет глубокие корни в сербской культуре с XIVвека. Помимо прочего, Косовский миф был важной частью черногорской культуры. В частности, ему частично посвящена одна из поэм Петра Негоша «Горный венец». Миф также стал предметом широкого интереса со стороны хорватов и словенцев в период увлечения югославизмом на Балканах.
Более того, пример использования Косовского мифа в качестве обоснования политических амбиций сербского государства не является уникальным. В частности, именно к Косовской битве апеллировал сербский идеолог и политик периода уставобранителей Илия Гарашанин (1812–1874) в своей политической программе Начертание в 1844 г. Косовский миф также активно использовался во время сербского национального возрождения в XIX веке, особенно после 60-х годов. С этого времени миф стал центральной темой сербского национализма, как и его использование в качестве оправдания сербских требований в отношении Косова. В частности, Сербия использовала миф как оправдание завоевания Косова и Метохии в процессе Балканских войн.
Албанская версия мифа, по мнению некоторых исследователей, является, скорее, контр-мифом. В первую очередь, она базируется на отрицании ключевой роли сербов в той битве и ее неочевидном значении для сербского государства. Примечательно, что один из наиболее известных героев Косовской битвы Милош Обилич в албанской версии зачастую упоминается как албанский «горный герой» Милеш Копили (или Милан Кобилич) из Дреницы. В конце 1980-х годов в среде косовской интеллигенции были широко распространены идеи интерпретировавшие битву как совместную победу сербских и албанских воинов, однако впоследствии эта концепция не закрепилась. В рассмотрении самой битвы, как правило, фигурирует множество албанских военачальников. Албанцы в своей трактовке чаще стараются подчеркнуть свою приверженность европейской, христианской традиции антиосманского сопротивления, хотя существует и другое, происламское направление. На данный момент интерес к Косовской битве в среде албанских исследователей значительно ниже, чем в 1990-х годах [5].
Изучение истории Косовской битвы стало особенно активным в момент перед празднованием ее 500-летия. В Югославии было организовано множество научных конференций, в рамках которых сформировался особый подход к косовской проблематике. Особенно стоит выделить конференцию «Косовская битва и ее последствия», в организации которой принимала участие Сербская православная церковь. Националистическая риторика некоторых ученых вскоре стала общепринятой при обсуждении косовского вопроса.
Сербская политическая верхушка была, безусловно, заинтересована в подобных настроениях. Вновь остро вставший вопрос о принадлежности Косова обсуждался не только в кругах сторонников Милошевича, но и в рядах оппозиции, что неудивительно, ведь конец 80-х годов можно характеризовать как пик националистических настроений во всех республиках СФРЮ. И хотя в тот момент находилось достаточное число критиков сложившихся представлений о Косовской битве (например, упомянутый выше С. Чиркович), в рядах общественности господствовала национально-патриотическая риторика.
Важно отметить, что в этот момент ключевой тенденцией в подходах к Косовскому мифу является сращивание исторического нарратива с попыткой обоснования сербских притязаний на Косово. Более того, кажется логичным предположение о том, что столь широкий интерес к исторической теме не был бы возможен без соответствующего политического подтекста, который был явно выражен в момент празднования 500-летия битвы. Смерть Тито позволила пересмотреть его административную политику, согласно которой Косово и Воеводина были выделены из состава Сербии в отдельные автономные края, ради «ликвидации великосербской политической гегемонии». Пиком данной тенденции стало знаменитое выступление Слободана Милошевича на Косовом Поле в 1989 г., ставшее манифестом возрожденной идеи о Великой Сербии и, соответственно, принадлежности Косова к Сербии [6].
После окончания Косовской войны и, в дальнейшем, провозглашения независимости Косова интерес к мифу на некоторое время снизился. Сербская интеллигенция стремилась сгладить углы противоречий, тем более что это также было продиктовано политическими тенденциями того времени. Организация традиционных мероприятий на территории Косова виделась затруднительной в связи с необходимостью разрешения албанских властей. Более актуальным стали сюжеты о сербской Боснии.
Сейчас Косовский миф вновь обретает популярность как инструмент политического действия. Несмотря на предложенные еще в бытность премьер-министром попытки президента Вучича договориться с Косово «без мифологического подхода», становится очевидным сложившийся в этой политической партии цугцванг. Курс на попытку договора с республикой был следствием политики ориентированной на вступление в ЕС. Теперь же, на волне евроскептицизма данный путь выглядит спорным, притом, что принадлежность Косова остается насущным общественным вопросом. Новый виток интереса к косовским сюжетам описан в опубликованной сербским министерством культуры «Стратегии развития культуры в Сербии на 2017–2027 годы». В документе говорится о разных направлениях сербской культуры: упоминаются «старославянская», «византийская», «европейско-просветительская», «демократическая» и «героическая». Внутри «героического» направления фигурирует «косовский завет», предназначенный для охраны национального исторического наследия [7]. Косовский миф актуален для молодых сербов, отвергающих необходимость политкорректности в этом вопросе. Причиной этого может служить достаточно консервативная в вопросах культуры образовательная система в стране.
В самом Косово актуальность средневековых сюжетов еще заметнее. Еще со времен Тито были заметны серьезные тенденции в среде культурного преобразования в регионе. Большинство косоваров, ныне составляющих более 90% населения Косова, еще во времена Югославии редко изучали сербский язык. Средневековая история Косова трактуется, разумеется, в проалбанском ключе.
Образование в республике сепарировано, а потому и сербы, и албанцы имеют диаметрально разные точки зрения относительно исторических событий. Тем не менее, для косовских сербов сюжет Косовской битвы и связанная с ним мифология занимают ключевое место в рамках изучения истории и культуры. Сербские школы в Косово, по мнению множества албанцев, продолжают получать материальное обеспечение из Сербии. Косово получает финансовую помощь на нужды образования от разных фондов, включая Международный институт образовательного планирования UNESCO, Министерство международного сотрудничества Канады и Организацию экономического сотрудничества и развития [8].
Современное положение материальных памятников связанных с косовским сюжетом достаточно плачевно. Большинство из них либо разрушено, либо, будучи недоступными для обслуживания, находится в плохом состоянии. Однако интерес сербов к ним сохраняется. Например, наиболее известный косовский монумент «Газиместан», заминированный во времена Косовской войны, все еще привлекает множество посетителей, особенно в дни годовщины Косовской битвы.
Косовский миф, представляющий собой целый массив различного рода культурных символов и традиций, является прочным атрибутом национальной идентичности сербов, а также предметом особого интереса среди албанцев. На протяжении истории сербской государственности с XIV века миф был основой формирования особого этнического самосознания и повлиял на современный этнокультурный облик сербов и Сербии. На текущий момент он переживает очередной пик интереса со стороны общественности, особенно в связи с вновь обострившейся ситуацией в регионе. Являясь средством мобилизации, Косовский миф действительно активно используется в качестве инструмента особой культурно-образовательной политики, являясь ярким примером связи прошлого с настоящим.

Библиографический список

1. Smith, A. D. Ethno-symbolism and Nationalism: A Cultural Approach. N.Y., 2009.
2. Чиркович С. История сербов. М. 2009.
3. Bogdanović D. Knjiga o Kosovu. URL: https://www.rastko.rs/kosovo/istorija/knjiga_o_kosovu/index_c.html
4. Tančić D.Lj., Elezović D.M. Political Processes in Kosovo and Metohija in a Comparative-Historical Perspective // Баштина. Приштина – Лепосавић. Св. 50 (2020). С. 109–120. URL: https://aseestant.ceon.rs/index.php/bastina/article/view/25562/15138
5. Колосков Е. Косовский миф в современной сербской и албанской историографии: этапы и основные тенденции // Studia Slavica et Balcanica Petropolitana. 2016. №2 (20). c. 152–168. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/kosovskiy-mif-v-sovremennoy-serbskoy-i-albanskoy-istoriografii-etapy-i-osnovnye-tendentsii/viewer
6. Govor Slobodana Miloševića na Gazimestanu. Стенограмма. Pristina, 1989. URL: http://www.pecat.co.rs/2011/06/govor-slobodana-milosevica-na-gazimestanu-1989-godine/
7. Смерть на Косовом поле. URL: https://www.svoboda.org/a/29006556.html
8. Sommers M., Buckland P. Parallel Worlds: Rebuilding the Education System in Kosovo. 2004. URL: https://unesdoc.unesco.org/ark:/48223/pf0000136152
9. Di Lellio A.The Battle of Kosovo 1389: An Albanian Epic. L., 2009.
10. Кузнецова С. О некоторых принципах этносимволистской концепции: идеальные типы и «время большой длительности» // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. 2013. №4 (3), с. 141-147. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/o-nekotoryh-printsipah-etnosimvolistskoy-kontseptsii-idealnye-tipy-i-vremya-bolshoy-dlitelnosti/viewer
11. Майничева А. Этносимволизм: возможности использования в этнографических исследованиях // Культура в евразийском пространстве: традиции и новации. 2019. №1.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *