Лагошина Н.А. Влияние антикварной католической традиции на формирование ирландской идентичности XVIII в.*

Lagoshina N.A. Influence of Antique Catholic Tradition on the Formation of 18th Century Irish Identity

Сведения об авторе. Лагошина Наталия Анатольевна, аспирант третьего года обучения, ассистент Института истории и международных отношений, федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования «Южный федеральный университет», г. Ростов-на-Дону.

Аннотация. В статье изучается влияние антикварной гэльской письменной традиции на формирование ирландской католической идентичности в XVIII в. На основании проведенного исследования автор приходит к выводу о том, что труды ирландских историков-антикваров отражают попытку конструирования ирландской католической идентичности в контексте уголовных законов, упадка гэльского социального порядка и трансформации якобитской идеологии. На формирование идентичности католиков оказывала влияние антикварная письменность гэльских поэтов и историков, воспевающих былые достижения Ирландии, ее союз с Римом и императором Карлом Великом, торжество «конституции», выборную власть древних правителей, приближенных к народу, и научные успехи ирландских монахов, несущих мудрость и забытое знание в континентальную Европу. В своих трудах антиквары выступали против заявлений протестантов о том, что гэльские ирландцы были «варварами», и что раннее ирландское христианство противостояло Риму, а также утверждали, что Ирландия была великим центром образования в течение столетий после ее обращения в протестантизм. Ирландская идентичность XVIII в., основанная на критике варварской природы ирландского этноса, описанной в трудах англоязычных авторов елизаветинской эпохи, включает в себя как религиозный, так и этнический компонент, что предвещает появление культурного национализма столетием позже.
Ключевые слова: ирландская католическая идентичность, антиквары, историческая память, якобитизм, уголовные законы в Ирландии XVIII в.

Summary. The article examines the influence of the antique Gaelic writing tradition on the formation of Irish Catholic identity in the 18th century. Based on the study, the author concludes that the works of Irish antiquarian historians reflect an attempt to construct Irish Catholic identity in the context of criminal laws, the decline of the Gaelic social order and the transformation of Jacobite ideology. The formation of Catholic identity was influenced by the antique writing of Gaelic poets and historians who praised the past achievements of Ireland, its alliance with Rome and the Emperor Charlemagne, the triumph of the “constitution”, the elective power of ancient rulers close to the people, and the scientific successes of Irish monks who carry wisdom and forgotten knowledge to continental Europe. In their writings, antiquaries opposed Protestant claims that Gaelic Irish were “barbarians” and that early Irish Christianity opposed Rome, and argued that Ireland was a great center of education for centuries after its conversion to Protestantism. The18th century Irish identity, based on criticism of the barbaric nature of the Irish ethnos, described in the writings of the English-speaking authors of the Elizabethan era, includes both a religious and an ethnic component, which heralds the emergence of cultural nationalism a century later.
Key words: Irish Catholic identity, antiquaries, historical memory, Jacobitism, Penal laws in 18th century Ireland.

Влияние антикварной католической традиции на формирование ирландской идентичности XVIII в.

В истории Ирландии XVIII в. часто называют веком протестантов из-за доминирующего положения в обществе, которое они занимали в этот период. После неудачной попытки Якова II занять трон и победы протестантских сил под командованием Вильгельма Оранского в 1691 г. ирландские католики были лишены собственности и гражданских прав в соответствии с рядом законов, известных как уголовные законы. Ситуацию для католиков ухудшала потеря лидерства, которая произошла, когда большая часть оставшейся католической знати, как гэльско-ирландского, так и староанглийского происхождения, отправилась в изгнание на европейский континент. Эти «дикие гуси» построили карьеры в военной, церковной и торговой сферах в странах Европы. Победившее протестантское меньшинство в Ирландии, пытаясь закрепить свое положение в обществе, начало реализацию уголовного законодательства.
Напряжение между католиками и протестантами является ключевой темой в истории Ирландии и религиозный раскол сыграл важную роль в ирландской историографии XVIII в. Трактовка ирландской истории протестантскими учеными была связана с конструированием их собственной идентичности и намерением обосновать легитимность протестантской церкви Ирландии [1, p. 21]. В конце XVII в. протестанты, такие как архиепископ Ашер, заявляли, что Святой Патрик и ранняя церковь в Ирландии не были связаны с Римом и фактически являлись протопротестантами. Святой Патрик был признан протестантами в 1700-х гг. как символический защитник и покровитель, что свидетельствует о растущем «ирландском духе» ирландских протестантов [1, p. 58]. Неудивительно, что ирландские католики также оглядывались на далекое прошлое в попытках воссоздать свою идентичность. В данной статье исследуются труды ирландских антикваров в контексте формирования идентичности католиков.
Несмотря на обширный интерес зарубежных историков к изучению социального, политического и правового положения ирландских католиков в данный период, проблеме идентичности уделялось меньше внимания. Невозможно получить полную картину без понимания того, как это группа идентифицировала себя.
В XVIII в. слово «антиквар» использовалось для обозначения ученых далекого прошлого, хотя иногда оно также использовалось как синоним термина «историк» [2, p. 169-170]. Кроме того, как утверждает К. О’Халлоран, «антиквары были, по большей части, историками ранней Ирландии», и отмечает, что в Ирландии XVIII в. граница между историками и антикварами была размытой [3, p. 3].
Попытки реконструировать ирландскую идентичность связаны с изменением общественно-политической ситуации в Ирландии 1700-х гг. Новые реалии свидетельствовали о том, что предшествующее толкование ирландской истории больше не отвечало потребностям католического населения [2, p. 181]. К. О’Халлоран утверждает, что большая часть дебатов ирландских антикваров в этот период была сосредоточена вокруг проблемы смягчения или ужесточения уголовного законодательства, а также благородного происхождения ирландцев [3, p. 163]. Уголовные законы сильно повлияли на формирование идентичности, так же как они повлияли на политический аспект антикварной письменности.
Новая ирландская католическая идентичность должна была объяснить потерю общественно-политических прав католической знати Ирландии. Большинство гэльского дворянства покинуло родину после Вильямитской войны, что привело к окончательному разрушению гэльского социального строя, который сохранялся до того момента [2, p. 298]. Авторы литературных источников на гэльском языке сетуют на потерю лидерства в результате бегства «диких гусей» из Ирландии. Например, поэт Д. О’Бруадаир называл ситуацию в октябре 1691 г. (после Лимерикского договора) как катастрофу или «крушение» Ирландии [4, p. 164]. В одноименном стихотворении он оплакивал «всех наших дворян, которые погибли в бою, людей, отправленных за океан, священников нашей церкви, переживших изгнание», возникшее в результате поражения Якова II и большей части оставшейся гэльской аристократии [4, p. 177].
Изучение поэзии XVIII в. в качестве исторического источника восходит к так называемому тезису «Скрытая Ирландия», который Д. Коркери представил в 1920-х гг. [5, p. 47]. Он утверждал, что историки проигнорировали настоящую Ирландию в XVIII в., которая была скрыта от монологов англоязычных историков, ее можно было найти лишь в «подпольной» гэльской культуре, которая сохранилась, несмотря на преследования.
Уголовные законы привели к эмиграции молодого населения, покидающего родину для продолжения образования или построения военной карьеры на континенте. Ирландские католики, стремящиеся получить высшее образование, были вынуждены уехать на континент. Поскольку военная служба в Ирландии католикам была запрещена, многие молодые люди покинули остров, чтобы служить в армиях католических держав на континенте. Внук Ч. О’Конора Родерик поступил на службу в ирландскую бригаду во Франции [6, p. 498], Дж. МакГеогеган некоторое время служил капелланом этого подразделения [7, p. 13]. Необходимость покинуть Ирландию для получения образования или военной карьеры также расширила кругозор ирландских католиков высших слоев населения в XVIII в. [8, p. 21].
Несвязанный с политикой О’Халлоран воспринял ганноверское правопреемство как прагматический подход к расширению прав католиков [2, p. 298] и поддерживал легитимность Георга III, говоря, что «нынешнего правителя и его предков по линии Якова I объединяет священная кровь трех королевств» [3, p. 17]. Для ирландского антиквара притязания правящего монарха были совершенно законными, а происхождение Георга III от Якова I означало, что он имел шотландскую и ирландскую кровь, что закрепило его притязания на управление Ирландией и Шотландией. Он также обращает внимание на ирландские корни короля, упоминая, что Георг III имел ирландское происхождение от Кеннета Мак Альпина, гэльского правителя Дал Риады, покорившего пиктов и ставшего первым королем Шотландии [9, p. 209]. В восхвалении О’Конором родословной нынешнего монарха было упоминание о том, что Кеннет I получил помощь и поддержку в создании шотландской колонии от древней династии О’Ниллов, королей Тары [9, p. 208]. По мнению О’Халлорана, претензии Георга III на шотландский трон существуют потому, что короли Ирландии решили помочь его предкам [10, p. 37–55].
Творчество одного из последних католических землевладельцев в стране, потомка последнего Верховного короля Ирландии, Ч. О’Конора служит связующим звеном между более ранним гэльским обществом, из которого он произошел, и новыми политическими и культурными реалиями, с которыми Ирландия столкнулась в середине XVIII в. [6, p. 128] Ч. О’Конор сыграл важную роль в развитии ирландской антикварной письменности того периода [3, p. 22]. Как указывает К. О’Халлоран, он был «фактически единственным человеком в англоязычном обществе, который знал архаичный язык бардовской литературы» [3, p. 104].
Рассказы О’Конора об ирландских королях и политической организации представляют собой попытку интегрировать новое политическое мировоззрение в ирландскую католическую идентичность, которая приняла ганноверскую преемственность и стремилась интегрировать католиков в существующую политическую систему. Его «Исследование католических законов» 1771 г. посвящено возможности католиков принести клятву верности, чтобы продемонстрировать свою преданность королю, обеспечив себе лучшее юридическое положение [3, p. 263].
Одним из аспектов истории О’Конора являются частые отсылки на «конституцию» Ирландии, существующую в раннехристианский период. Автор заявляет о том, что древние ирландцы обладали упорядоченной политической системой, что резко контрастировало с широко распространенными представлениями, согласно которым ирландцы являлись варварами и беззаконниками [11, p. 137]. Он описывает приход норманнов под покровительством папы Адриана IV как «отмену Конституции» [9, p. 25]. Эта «конституция» запрещала произвольное использование власти королями, и О’Конор хвалит верховного правителя Ирландии Айлиля Молта за «его частое обращение к нации и ее представителям в Таре» [9, p. 25]. Он поддерживает монархию, ограниченную представительным органом, создавая прецедент для своих политических идеалов в далеком прошлом. О’Конор описывает золотой век образования в Ирландии, который расцветает при таком политическом устройстве. Он восхваляет королей О’Ниллов за то, что они взаимодействовали с народом, не избрав жизнь, отделенную от своих подданных, и были чужды идеалам, которые «отвергают равенство человеческой природы» [9, p. 26]. О’Конор был убежден, что «короли — это только слуги народа» [9, p. 27]. Данное утверждение отражает иной взгляд на природу королевской власти, отличный от абсолютистской теории божественного права монархии, которая лежала в основе правления Стюартов и была ключевой частью якобитизма.
О’Конор уделяет большое внимание обучению и учености ирландцев в «Острове святых и ученых». Падение Рима и захват Европы различными германскими племенами привели к потере значительной части знаний, но, как отмечает антиквар, «науки попали в объятия принцев Уи Нейллов, благодаря покровительству которых они процветали, пока император Запада Карл Великий не распространил научное знание с помощью профессоров из Ирландии» [9, p. 28]. Упоминание правителей из королевской династии Уи Нейллов наравне с Карлом Великим означает объединение обеих монархий и смелое заявление о важности и престиже королей Ирландии. Также интересно отметить свидетельства о «союзе и дружбе» Карла Великого с Уи Нейллом, увековеченных в Версале. Франция, представленная как наследница старой империи Каролингов, продолжает многовековой союз с Ирландией.
Ослабление Ирландии внешними и внутренними проблемами, возникшее в результате отсутствия единой нации, сделало возможным норманнское завоевание. В трактовке данного периода ирландской истории О’Конором есть явное намерение изобразить его как золотой век с трагическим концом, который, в свою очередь, отражает настоящее, косвенно призывая вернуться к политическим идеалам и обычаям золотого века.
«История Ирландии» католического священника, прожившего большую часть жизни во Франции, Дж. МакГеогегана, демонстрирует неизменную приверженность делу якобитов, подчеркивает важность церкви и описывает ущерб, нанесенный Ирландии иноземцами [2, p. 294]. В его трудах описывается история церкви в Ирландии, деятельность ирландских священнослужителей на континенте, разрушения, вызванные приходом викингов, а также острые проблемы, связанные с реформами святого Малахии, буллой папы Адриана IV и вторжением англо-норманнов [7, p. 12–13].
Большая часть повествования МакГеогегана о периоде между приходом Св. Патрика и завоеванием норманнов посвящена хронике истории ирландской церкви. Историк подчеркивает, что хотя гойделы в течение длительного периода времени праздновали Пасху в особую дату, это было не потому, что они отвергли власть Рима, а в результате отличных расчетов. Он также цитирует заявление Беды Достопочтенного о том, что «это не может повлиять на их святость. Они творили чудеса, обращали к Богу, которого любили всем сердцем, множество душ» [12, p. 262]. Другими словами, ирландцы были настолько святыми, что неточности в отношении правил, установленных церковью, не так важны, как их понимание сути христианства.
Показывая роль ирландцев в сохранении образования и его восстановлении на континенте, он заявляет о важности ирландского этноса на международной арене и приводит аргумент, что другие нации в Европе получили научные знания и основы государственности от ирландцев. В «Предварительной беседе» он заявляет, что «в то время как готическое невежество распространилось по всей Европе» Ирландия стала маяком религии и науки, привлекающим студентов из-за границы. МакГеогеган утверждает, что в то время, когда самые могущественные страны XVIII в. погрязли в варварстве, Ирландия была самой образованной и набожной страной в Европе. Утверждение былой «славы» Ирландии являлось важной частью формирования новой идентичности, которой не хватало славных достижений прошлого [7, p. 223].
МакГеогеган повествует об ирландских монахах, которые отправились в Европу и распространили христианство повсюду от Франции и Германии до Италии и Испании [7, p. 203]. Он также перечисляет многих духовных лиц и ученых из Европы, которые отправились в Ирландию для получения образования, в качестве доказательства его представления об Ирландии как интеллектуальной столице Западной Европы в период раннего Средневековья [3, p. 94].
МакГеогеган сетует об утрате некоторыми католиками гэльской идентичности. Он обращает внимание на тот факт, что «ирландцы теперь стыдятся дополнений О и Мак, которые одновременно характеризуют их благородное происхождение и древность их имен. Мы видим, что некоторые … изменяют свои имена, что может возникнуть только из-за невежества, слабости ума или глупого желания соответствовать английскому вкусу» [7, p. 231]. Работы МакГеогегана оказывали влияние на идентичность, формируя историческое сознание ирландских католиков в Ирландии в поддержку новой идеологии.
Другой ирландский историк-антиквар С. О’Халлоран, преуменьшая важность христианства, сосредотачивается на изначальной «милезийской» цивилизации, от которой, как утверждается, произошли гэльские ирландцы. Его работы демонстрируют влияние гуманистического подхода и идей Просвещения. В первую очередь, его подход к ирландской католической идентичности сосредоточен на славе древней ирландской учености и военного превосходства.
В то время как другие антиквары обвиняли викингов в гибели «Острова святых и ученых», О’Халлоран рассматривал христианизацию, подорвавшую воинственный дух ирландцев, как падение интеллектуальной культуры Ирландии. Он утверждает, что «ранние христиане были крайне невежественны и являлись скорее врагами, чем друзьями ученых» [13, p. 169], в то время как «потомки вождей и героев стали учителями и священниками» [13, p. 170]. Утверждение, что христианство смягчило ирландцев и сделало их уязвимыми перед вторжением викингов и англо-норманнов, похоже на аргументы о том, что Рим также был серьезно ослаблен мирными идеалами христианства. Позднее эта идея появилась в книге Э. Гиббона «История падения Римской империи», в которой христианство обвинялось в падении Рима. Отвращение ирландского антиквара к интеллектуалам и предпочтение образа жизни военных, свободного от обмана и притязаний образованных людей, во многом перекликается с идеями Руссо. Воспевание О’Халлораном мифических персонажей из ирландского фольклора в качестве примера для подражания предвещает культурный национализм XIX в. Ирландский антиквар задается вопросом: «Кому нужны библейские герои, если мы можем взглянуть на наших собственных?» [13, p. 220] Он пытается использовать историю Ирландии для формирования идентичности и культурных ценностей, выдвигая новые исторические личности в качестве примеров мужества, патриотизма и самопожертвования.
Представление О’Халлорана об идентичности ирландских католиков основано на их происхождении от героических ирландцев древности и в значительной степени игнорирует католическую сторону идентичности. Утверждая, что ирландцы имели развитую цивилизацию задолго до принятия христианства, он пытается сместить ключевой аспект идентичности с религии на этническую принадлежность, что резко отличается от антикварной литературной традиции XVII в. Его целью является объединение католиков и протестантов как граждан одной нации и государства.
Труды ирландских историко-антикваров предвещают появление ирландской католической историографии, доступной для всего мира. Посредством написания ирландской истории католики прилагали сознательные усилия по созданию собственной идентичности, соответствующей новый историческим реалиям.
Описывая события древности и, в некоторых случаях, предлагая совершенно разные интерпретации исторических фактов, историки-антиквары пытались изменить концепцию ирландской католической идентичности и привить современникам гордость за свое прошлое. Труды О’Конора и МакГеогегана были направлены на сохранение элементов гэльской католической культуры, существующей до Лимерикского договора 1691 г., и укрепление самобытности католиков, в то время как произведения О’Халлорана, в которых нивелируется религиозный аспект этой идентичности, а основное внимание автора сосредоточивается на героической эпохе, представляют собой новое видении «ирландскости». Эти истории содержат в себе ключевые элементы ирландской идентичности в переходный период, поскольку она одновременно модернизировалась и сохраняла преемственность с прошлым.

* Исследование выполнено в рамках гранта РФФИ №19-39-90024 от 27.08.2019 г. (номер внутренней регистрации РФФИ/19-53-ИС).

Библиографический список

1. McCormack B. Perceptions of St. Patrick in Eighteenth-Century Ireland. Dublin, 2000.
2. Connolly S. Divided Kingdom: Ireland, 1630–1800. Oxford, 2008
3. O’Halloran C. Golden Ages and Barbarous Nations. Notre Dame, 2005.
4. О’Bruadair D. Duanaire Dhaibhidh Ui Bhruadair. L., 1917.
5. Cullen L. The Hidden Ireland // Studia Hibernica. No. 9, 1969. P. 7-47.
6. O’Conor C. Charles O’Conor of Belanagare: An Irish Scholar’s Education // Studies: An Irish Quarterly Review. Vol. 23. No. 89, 1934. P. 124–143.
7. MacGeoghegan J. The History of Ireland, Ancient and Modern. N.Y., 1845.
8. О’Ciardha E. Ireland and the Jacobite Cause, 1685–1766. Dublin, 2002.
9. O’Conor C. Dissertations on the History of Ireland. Dublin, 1766.
10. Geoghegan V. A Jacobite History: The Abbe MacGeoghegan’s «History of Ireland» // Eighteenth-Century Ireland. Vol. 6 (1991). P. 37–55.
11. O’Conor C. Letters of Charles O’Conor of Belanagare. Washington, D.C., 1988.
12. Ward R., Ward C. The Catholic Pamphlets of Charles O’Conor // Studies: An Irish Quarterly Review. Vol. 68. No. 272 (1979). P. 259–265.
13. O’Halloran S. An Introduction to the Study of the History and Antiquities of Ireland. Dublin, 1772.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *