Дергачева В.Е. Мемориал Р. Андерсону в Гринвилле (к вопросу о соотношении национальной и региональной «монументальной» политики в США)

Dergacheva V.E. R. Anderson Memorial in Greenville (on the Issue of the Ratio of National and Regional “Monumental” Politics in the United States)

Сведения об авторе. Дергачева Влада Евгеньевна, магистрант кафедры всеобщей истории и международных отношений ИИМО Алтайского государственного университета, г. Барнаул.

Аннотация. В данной работе рассматривается мемориал Р. Андерсону в Гринвилле в контексте соотношения двух уровней проводимой «монументальной» политики в США: национального и регионального. Приводятся основные характеристики концепта «монументальной» политики: дефиниции, инструменты, место в общем концепте символической политики, краткая историография. Выявляется общее и частное в плане мемориализации на двух уровнях «монументальной» политики. Тезисно рассматриваются этапы формирования американской культуры мемориализации событий и героев: Война за независимость США, Гражданская война в США, Первая мировая война, Вторая мировая война, «холодная война». В каждом из рассматриваемых периодов определяются основные внешние и внутренние факторы, повлиявшие на формирование американской монументальной традиции. Даются основные характеристики «монументальной» политики в исторической ретроспективе. Подробно рассматривается история мемориализации фигуры Рудольфа Андерсона и посвященный ему мемориал как пример объекта региональной «монументальной» политики. Приводятся и сопоставляются основные характеристики национального и регионального уровней «монументальной» политики.
Ключевые слова: мемориал Рудольфу Андерсону, «монументальная» политика, «холодная война», символическая политика, монументы и мемориалы США.

Summary. This paper examines the R. Anderson Memorial in Greenville in the context of the correlation of national “monumental” policy and regional “monumental” policy in the United States. The main characteristics of the concept of “monumental” politics are given: definitions, tools, place in the general concept of symbolic politics, a brief historiography. The article reveals the similarities and differences in the context of memorialization at two levels of «monumental» politics. Some stages of the formation of American culture of memorializing heroes and events are considered in the article: American Revolutionary War, American Civil War, World War I, World War II, “cold war”. The main external and internal factors that influenced the formation of the American monumental tradition are determined in each of the periods under consideration. The main characteristics of the “monumental” policy in historical retrospect are given. The history of the memorialization of Rudolf Anderson and the memorial, dedicated to him, are considered in detail as an example of the object of regional “monumental” policy. The main characteristics of the national and regional levels of the “monumental” policy are presented and compared.
Key words: Rudolph Anderson memorial, “monumental” politics, “cold war”, symbolic politics, monuments and memorials of the United States.

 

Мемориал Р. Андерсону в Гринвилле (к вопросу о соотношении национальной и региональной «монументальной» политики в США)

Развернувшаяся недавно «война памятников» в США является наглядной демонстрацией того, как в современных реалиях «монументальная» политика становится все более значимой составляющей идеологического и политического противостояния. В своей работе «Политика памяти как область символической политики» О.Ю. Малинова дает такое определение рассматриваемому концепту: «Монументальная» политика заключается в установке и демонтаже памятников, переименовании улиц и площадей, архитектурных решениях, которые вносят новую смысловую логику в уже сложившиеся пространства. Подобные действия существенным образом меняют культурную инфраструктуру коллективной памяти, поскольку они имеют относительно долговременные последствия» [1, с. 285-312]. «Монументальная» политика памяти, ее дефиниции, инструменты и место в общем концепте символической политики рассматриваются в работах таких отечественных исследователей, как В.А. Ачкасов [2], В.Н. Ефремова [3], О.Ю. Малинова [1], А.С. Святославский [4] и таких зарубежных исследователей, как А. Ассман [5], Дж. Джонсон [6], Т. Клак [7], М. Липман [8], И. Мур [9] и др.
В каждой стране и культуре есть своя специфика «облачения истории в бронзу». Памятник Р. Андерсону в Гринвилле, о котором пойдет речь в данном исследовании, является примером региональной специфики рассматриваемой политики. В качестве объекта национальной «монументальной» политики может выступать любой мемориал, находящийся в крупном городе или столице США и посвященный одному из ключевых моментов американской истории. В контексте рассматриваемого периода этим объектом национальной «монументальной» политики может выступать, например, Мемориал ветеранов Корейской войны в Вашингтоне.
Ключевыми задачами исследования являются: выявить общее и частное в контексте «монументальной» политики на двух уровнях мемориализации (национальном и региональном) и определить, какие тенденции способствовали появлению отличительных особенностей на каждом из рассматриваемых уровней.
Говоря о специфике американской «монументальной» политики, следует тезисно упомянуть, как формировалась американская культура мемориализации событий и героев в рассматриваемом контексте.
На современную американскую «монументальную» политику и культуру возведения мемориалов своим героям оказала влияние европейская традиция, приобщение к которой происходило, в частности, в жанре портретного бюста. Именно французский скульптор Жан-Антуан Гудон в январе 1796 года создал мраморную статую для памятника Джорджу Вашингтону в Ричмонде по проекту французского архитектора Шарля-Луи Клериссо [10].
Память о событиях и людях в американской монументальной традиции увековечивается разными способами: мемориалы, монументы, мемориальные доски и надгробия, «живые мемориалы», то есть объекты городской среды и инфраструктуры, названные в честь определенных событий или людей.
После Войны за независимость (1775–1783 гг.), по итогам которой возникло новое независимое государство США, американцы, пережившие все тяготы войны, не торопились возводить в память о ней мемориалы, за исключением нескольких штатов. В книге «Вспоминая войну: Американская традиция» автор утверждает, что в то время в европейской традиции памятниками увековечивались в основном имена генералов и офицеров, а в США роль рядового солдата в победе была не менее важна, чем роль генерала [11].
После Гражданской войны (1861 — 1865 гг.) мемориализация событий и героев имела диаметрально противоположную специфику на Севере и на Юге по вполне понятным причинам. Каждая сторона пыталась закрепить в коллективной памяти будущих поколений американцев свое видение событий и увековечить своих героев с помощью различных коммеморативных практик, что по итогу и стало в дальнейшем причиной конфликтов и разногласий в американском обществе относительно монументального наследия Гражданской войны. Однако именно после данного конфликта появляются первые специальные военные кладбища для солдат и офицеров. Эдвард Линентал в своей работе отмечает, что впервые в истории США появились индивидуальные надгробия на кладбищах для погибших солдат. Ранее их захоронение происходило в братских могилах [12].
Первая мировая война во многом дала толчок более интенсивному возведению памятников и мемориалов. По различным оценкам, монументальных объектов было возведено больше, чем было погибших в данной войне. В отличие от европейской монументальной культуры данного периода в США было принято возводить памятники как военным, так и гражданским лицам.
США были одной из первых стран в мире, где появилась Могила Неизвестного Солдата, располагается она на Арлингтонском кладбище. В 1921 г. произошло первое захоронение неизвестного солдата, погибшего в Первой мировой войне. Позднее там были захоронены останки неизвестных солдат, погибших во Второй мировой, Корейской и Вьетнамской войнах [13].
Монументы периода Второй мировой войны по большей части представляют собой мемориальные плиты и стелы, на которых перечислены имена погибших солдат. Также коммеморативные практики данного периода заключались в увековечивании памяти посредством создания именных школ, зданий, общественных и культурных центров или присвоения имен погибших уже существующим объектам инфраструктуры.
На американскую «монументальную» политику на протяжении всей истории суверенного существования оказывают влияние различные факторы исторического, идеологического и социального характера. В истории США одна из главных «ролей» всегда отводилась рядовому американцу, солдату, гражданину. Именно поэтому в американской «монументальной» традиции мемориализация рядовых военнослужащих начала практиковаться раньше, чем, например, в европейской традиции. Форма государственного устройства США, которая наделила штаты большим объемом полномочий и суверенитета, повлияла на то, что на уровне страны и штата «монументальная» политика имеет свои специфические черты.
Во время «холодной войны» произошло немало региональных конфликтов, которые при участии в них двух сверхдержав приобретали глобальный характер. Большое количество памятников посвящено отдельным конфликтам «холодной войны»: Корейская война, Вьетнамская война, Карибский кризис, Афганская война и др. Довольно много памятников данного периода посвящено ветеранам боевых действий. Самые знаменитые и почитаемые из них находятся в крупных городах и столице США. Данные монументальные объекты довольно внушительны, образуют целые мемориальные комплексы и парки. Например, Мемориал ветеранов Вьетнама и Мемориал ветеранов Корейской войны в Вашингтоне. Данные объекты находятся в «сердце» США, имеют большую национальную, культурную, и коммеморативную значимость. Они пользуются большой популярностью и уважением среди местного населения и находятся почти во всех путеводителях для иностранных туристов как достопримечательности, обязательные для посещения в Вашингтоне.
Многие рядовые военнослужащие периода «холодной войны», проявившие себя в ключевые или критические моменты какого-либо конфликта, становились в определенном смысле национальными героями наряду с видными политиками и генералами. Одной из таких личностей стал майор Рудольф Андерсон — пилот ВВС США и первый человек, получивший посмертно Крест ВВС США по приказу президента Кеннеди. Он служил во время Корейской войны в качестве пилота-разведчика, стал единственной боевой жертвой Карибского кризиса 27 октября 1962 года в «Черную субботу», когда его разведывательный самолет U-2 был сбит над Кубой [14]. Генеральный секретарь ООН У Тан 31 октября после встречи с Ф. Кастро объявил, что Р. Андерсон мертв и власти Кубы согласны вернуть его тело на родину [15].
Смерть Рудольфа Андерсона подвела весь мир к грани полномасштабной ядерной войны между сверхдержавами. Человечество осознало тогда всю опасность возможных последствий, если бы США и СССР обменялись ядерными ударами.
Так как Рудольф Андерсон стал одной из ключевых фигур пикового момента Карибского кризиса, а его гибель сыграла не последнюю роль на пути к деэскалации данного конфликта, различные региональные газеты США подробно освещали все события, связанные с его именем. Так, в одной из ежедневных газет штата Вашингтон «The Spokesman-Review» 1 ноября вышла статья под заголовком «U2 Pilot is Dead», в которой рассказывается о встрече Генсека ООН У Тана и Фиделя Кастро, по итогам которой кубинское правительство согласилось отдать тело Р. Андерсона, которое будет возвращено на родину, где у него остались жена и двое сыновей [15]. Больше всего информации о гибели Р. Андерсона, возвращении его тела на родину, захоронении и увековечивании его памяти содержали статьи региональной газеты штата Северная Каролина «Wilmington Morning Star». В статье от 6 ноября под названием «Final rites» рассказывается о том, что тело майора Андерсона было доставлено на родину в Гринвилл, где в этот день будут проходить похороны и ритуальные мероприятия [16].
Переходя к специфике мемориализации фигуры Рудольфа Андерсона, следует сказать, что хоть он и был представлен как своего рода национальный герой в контексте событий Карибского кризиса, память о нем в масштабе целой страны со временем «слилась» с памятью о других таких же военнослужащих, которые погибли в периоды различных конфликтов. Как правило персонифицированные мемориальные мероприятия в отношении конкретных военнослужащих, погибших при исполнении, имеют региональную специфику и сохраняют свою традицию на протяжении долгого времени лишь на их малой родине. Так произошло и с Р. Андерсоном.
6 ноября тело майора Андерсона было захоронено в мемориальном парке Вудлон, который находится в его родном городе Гринвилл (Южная Каролина). Дизайн американских кладбищ, в особенности региональных, характеризуется некоторой аскетичностью, в большинстве своем на них нет громоздких монументов, оградок или лавочек. Могилы представляют собой гранитные плиты, которые расположены на хорошо проветриваемой территории. Могила Р. Андерсону соответствует вышеназванным характеристикам. Она представляет собой гранитную плиту с крестом, на ней золотистыми буквами указаны следующие данные: имя, годы жизни и военные конфликты, в которых он принимал участие: Корейская война и Карибский кризис. Также рядом с могилой на флагштоке находится американский флаг небольшого размера [14].
Для увековечивания памяти летчика самолет во многих случаях является неотъемлемой частью монументального объекта. В Кливленд парке (Гринвилл, Южная Каролина) в 1963 году появился памятник в честь Рудольфа Андерсона. Во время установки мемориала не было подходящего самолета U-2, поэтому вместо него основу монументальной композиции составил самолет F-86 «Сейбр», на котором Андерсон летал во время Корейской войны [17]. Некоторые обломки самолета U-2 находятся в музеях Кубы.
На региональном уровне «монументальной» политики большую роль играют институты гражданского общества, которые выступают с инициативами возведения или реконструкции памятников с целью мемориализации заслуг своих земляков. Так, в 50-ю годовщину смерти Рудольфа Андерсона при поддержке Университета Фурмана и Исторического музея Гринвилла посвященный ему мемориал был обновлен. Тринадцать гранитных плит, выстроенных вокруг истребителя F-86 «Сейбр», символизируют 13 дней Карибского кризиса и описывают детство, выдающуюся военную карьеру Р. Андерсона и его гибель, связанную с мирным урегулированием Карибского кризиса [18].
Кроме установки памятников и мемориалов монументальная политика включает в себя такую форму мемориализации как присвоение имен погибших различным объектам социальной инфраструктуры. Например, имя Р. Андерсона носит Эскадрилья майора Рудольфа Андерсона младшего из «Арнольд Эйр Сообщества» в университете Клемсона, который он окончил в 1948 году [19]. Для увековечивания памяти военнослужащих характерно называть в их честь объекты стратегического значения и устанавливать на территории последних мемориальные таблички. Так, здание 47-й оперативной группы на авиабазе Лафлин (штат Техас) было переименовано в «Андерсон Холл» в 2001 году.
Следует отметить, что в контексте «монументальной» политики США проявляется тенденция так называемой «американской исключительности». США, будучи довольно молодым государством, пытаются доказать, что они занимают особое место в истории и среди других народов. Эта страна, не имеющая такого богатого исторического наследия, как государства Старого Света, пытается «догнать» их в данном контексте. Отсюда и большое количество «облаченных в бронзу» героев на всех уровнях «монументальной» политики. По итогам некоторых конфликтов число различных мемориалов и памятников превышает число погибших.
На двух рассматриваемых уровнях «монументальной» политики США (национальном и региональном) такие характеристики, как объект и масштаб, носят разноплановый характер. Региональные памятники, посвященные военнослужащим, чаще чем национальные являются персонифицированными, то есть объектом мемориализации выступает конкретная фигура, а не собирательный образ солдата. Монументы в регионах в большинстве своем выполнены в сдержанном стиле, чтобы не выбиваться из городской архитектуры, чего нельзя сказать о «столичных» памятниках. Чаще всего мемориалы в столице и крупных городах США находятся там по причине статуса увековеченных личностей, а мемориалы в провинциальных городах штатов находятся там по причине причастности увековеченной фигуры к данному месту: родился, учился, проживал. Памятники и мемориалы, находящиеся в Вашингтоне, являются частью величественного столичного архитектурного ансамбля. По этой причине они спроектированы очень оригинально и выглядят очень масштабно. Также в столице и крупных городах большинство памятников посвящено ключевым фигурам американской истории, например президентам США. Региональные мемориалы выполнены в сдержанном стиле и также являются частью архитектурного ансамбля, только «уютно-провинциального». Их возводят, чтобы увековечить память о герое-земляке и с целью патриотического воспитания. Такие мемориалы, как и во многих других странах, воспринимаются как символ гордости и используются для формирования региональной идентичности посредством сопричастности к кому-то или чему-то «великому».

Библиографический список

1. Малинова О.Ю. Политика памяти как область символической политики // МЕТОД: Московский ежегодник трудов из обществоведческих дисциплин. М., 2019. С. 285–312.
2. Ачкасов В.А. «Политика памяти» как инструмент конструирования постсоциалистических наций // Журнал социологии и социальной антропологии. 2013. Т. 16, №4(69). С. 106–123.
3. Ефремова В.Н. О некоторых теоретических особенностях исследования символической политики // Символическая политика. М., 2015. Вып. 3: Политические функции мифов. С. 50–65.
4. Святославский А.В. Памятники в исторической коммуникации (на материале мемориальных сооружений и памяти установлений Москвы второй половины XIX — начала XX в.) // Историческая память в военных монументах: историографический обзор / В.А. Рубин, Е.А. Фомина. 2016. Вып. 16. М., 1997. С. 199–211.
5. Ассман А. Длинная тень прошлого: Мемориальная культура и историческая политика. М., 2014.
6. Johnson J.E. Monumental Politics: Regime Type and Public Memory in Post-Communist States // Post-Soviet Affairs. 2013. №27(3). P. 269–288.
7. Clack T. Thinking through Memoryscapes: Symbolic Environmental Potency on Mount Kilimanjaro, Tanzania // Academia [сайт]. URL: https://www.academia.edu/1395639/Thinking_Through_Memoryscapes_Symbolic_Environmental_Potency_on_Mount_Kilimanjaro_Tanzania
8. Липман М. Пантеон национальных героев как элемент символической политики // Символические аспекты политики памяти в современной России и Восточной Европе: сборник статей / под ред. В.В. Лапина и А.И. Миллера. СПб., 2021. URL: https://www.colta.ru/articles/specials/24756-mariya-lipman-panteon-natsionalnyh-geroev-simvolicheskaya-politika
9. Moor I. Vilnius Memoryscape: Razing and Raising of Monuments, Collective Memory and National Identity // Linguistic Landscape an International Journal. 2019. № 5(3). P. 248–280.
10. Гуркина Н.С. Гудон и Канова у истоков монументальной скульптуры США // Вестник Санкт-Петербургского государственного института культуры. 2019. №3 (40). С. 168–172.
11. Piehler К.G. Remembering War the American Way / Smithsonian Institution Press. Washington, D.C. 1995.
12. Linenthal E.T. Sacred Ground: Americans and Their Battlefields. Urbana, 1991. P. 110–117.
13. Mossman B.C., Stark M.W. The Last Salute: Civil and Military Funerals 1921–1969. Washington, DC. 1991. P. 3–18.
14. Rudolf Anderson Jr // Find a Grave [сайт]. URL: https://www.findagrave.com/memorial/7553231/rudolf-anderson
15. U2 Pilot is Dead // The Spokesman-Review. Spokane, Washington. Associated Press. November 1, 1962. P. 1. [сайт]. URL: https://news.google.com/newspapers?id=m20pAAAAIBAJ&sjid=AukDAAAAIBAJ&pg=6287%2C27658
16. Final Rites // Wilmington Morning Star. (North Carolina). (UPI photo). November 6. 1962. P. 1. URL: https://news.google.com/newspapers?id=bEVjAAAAIBAJ&sjid=QHQNAAAAIBAJ&pg=712%2C1238262
17. Rudolf Anderson Jr // Veteran Tributes. [сайт]. URL: https://web.archive.org/web/20100811062423/http://www.veterantribute.org/TributeDetail.asp?ID=173
18. Clein C. How the Death of a U.S. Air Force Pilot Prevented a Nuclear War // History [сайт]. URL: https://www.history.com/news/the-cuban-missile-crisis-pilot-whose-death-may-have-saved-millions
19. Программа церемонии, вводный курс для выдающихся выпускников учебного корпуса офицеров запаса ВВС, авиабаза Максвелл, Алабама, 26 июля 2011 г. // Air University (AU). URL: https://www.airuniversity.af.edu/Holm-Center/AFROTC

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *