Козулин В.Н. «Австрийская Русь»: особенности формирования идентичности у населения Галичины (середина XIX в.)*

Kozulin V.N. “Austrian Rusʼ”: the Peculiarities of the Shaping of the Identity among the Population of Galicia (the Mid-19th Century)

Сведения об авторе. Козулин Вячеслав Николаевич, к.и.н, доцент кафедры всеобщей истории и международных отношений Алтайского государственного университета, г. Барнаул. Область научных интересов: проблемы национальных образов, имагология, этническая психология, история культурных связей России и Запада.

Аннотация. Статья посвящена особенностям формирования идентичности у «русского» (или «русинского») населения королевства Галиции и Лодомерии, с 1772 г. входившего в состав Австрийской империи. Данная тема является крайне малоисследованной в научной литературе — одним из «белых пятен» историографии. Не претендуя на всеохватность, автор ограничивается рассмотрением феномена становления идентичности русинского населения в период наиболее яркого всплеска национальных движений в империи в середине XIX века (эпоха революции 1848–49 гг.). Именно в этот период в русинском обществе окончательно сформировались две основные тенденции в отношении собственной идентичности — москвофильство и украинофильство (украинство). Противоречия между ними были не слишком сильны, так как многие москвофилы не противопоставляли себя украинской культуре (как тогда говорили — «малороссийской»). Главная разница между двумя течениями заключалась в том, что первые формулировали идентичность на основе противостояния полякам, вторые — в большей степени являлись «полонофилами». Делается также более обобщающий вывод о том, что Галичина в разные исторические периоды была тесно связана с историей и культурой России, и что эти земли, этот культурный ареал, в частности его столица, г Львов, могли бы играть, при благоприятном стечении политических обстоятельств, роль своеобразного культурного моста между Украиной и Россией.
Ключевые слова: «австрийская Русь», русины, Галичина, Галиция, королевство Галиции и Лодомерии, Львов, Австрия, Украина, Россия.

Summary. The article is devoted to the peculiarities of the formation of identity among the “Russian” (otherwise “Ruthenian”) population of the Kingdom of Galicia and Lodomeria, which since 1772 was part of the Austrian Empire. This topic is extremely poorly studied in the scientific literature and is one of the “blank spots” of historiography. Without pretending to be inclusive, the author confines himself to considering the phenomenon of the emergence of the identity of the Ruthenian population during the period of the most striking surge of national movements in the Empire in the mid-19th century (the era of the revolution of 1848–49). During this period two main tendencies in the perception of their own identity were finally formed in Ruthenian society — “Moscophilism” and “Ukrainophilism”. The contradictions between them were not too strong, since many Moscophiles did not oppose themselves to the Ukrainian culture (as they said at that time, “Little Russian”). The main difference between the two currents was that the first one formulated their identity on the basis of opposition to the Poles, while the latter were more “polonophiles”. A more generalizing conclusion is also made that Galicia in different historical periods was closely connected with the history and culture of Russia, and that these lands, this cultural area, in particular its capital, Lvov (now Ukrainian Lviv), could play, under a favorable coincidence of political circumstances, the role of a kind of cultural bridge between Ukraine and Russia.
Key words: “Austrian Rusʼ”, Rusyns, Galicia, the Kingdom of Galicia and Lodomeria, Lvov, Austria, Ukraine, Russia.

 

«Австрийская Русь»: особенности формирования идентичности у населения Галичины (середина XIX в.)

Австрия, как известно, когда-то была «лоскутной империей». В ее состав входило множество различных народов — больших и малых. При этом негерманские народы составляли в ней большинство (прежде всего венгры и различные славянские народы). Среди многих других славянских народов определенную часть населения империи составляли и, условно говоря, русские. По крайней мере их самоназвание было такое (или, зачастую, «русины»), и они были потомками населения Древней (Киевской) Руси. Эти этнические меньшинства компактно проживали на территории империи.
Говоря об «Австрийской Руси», перед нами прежде всего встает вопрос, чтó именно, какие части Австрийской монархии, считать таковой. Наиболее очевидный ответ — это королевство Галиции и Лодомерии (примерно совпадавшее с границами древнерусских Галицкого и Владимиро-Волынского княжеств). Оно вошло в состав Габсбургской империи после первого раздела Польши в 1772 г. и состояло (если не считать исконно польских территорий, например, Кракова) в основном из бывших Русского и Бельского воеводств Речи Посполитой (в 1775 г. к нему была присоединена также молдавская Буковина, которая входила в состав королевства до 1849 г., а потом стала самостоятельным герцогством). Однако, кроме этой самой большой «русской» части Австрии, имевшей статус королевства, в ее составе еще с XVII века было немало этнически связанного с Древней Русью населения. Это компактно проживавшие в нескольких комитатах Венгерского королевства русины (жители Карпатской или Подкарпатской Руси).

Рис. 1. Герб Русской земли (Галиции). С печати Владислава Опольского. 1378 г.**

В литературе вопрос об Австрийской Руси и тем более об истории формирования ее региональной идентичности практически не исследовался. На русском языке существует только одна обширная работа по истории русского движения в Галичине [1], есть еще одна похожая работа на английском, но она посвящена Подкарпатской Руси и охватывает более узкий период [2]. История борьбы народов Габсбургской монархии за независимость также достаточно основательно рассмотрена в старом советском двухтомном издании «Освободительные движения народов Австрийской империи» (М., 1980–1981) [3–4]. Упоминания о русском населении Австрии содержатся в исследованиях по истории русинов, как называют современную восточно-европейскую народность, сформировавшуюся как раз, в том числе (и даже большей частью), на территории Австрийской империи в конце XVIII — XIX вв. [5–9]. История национального русского (русинского) движения в Австрии более или менее подробно освещалась в дореволюционных изданиях (ср., напр.: [10–12]), отчасти в изданиях по истории Галичины [13–15]. Не так давно вышла в свет интересная монография А.В. Мартынюка, в которой подробно рассматривается история взаимосвязей Австрии и Восточной Европы, в частности политические и культурные связи Австрии с Древней Русью, но, к сожалению, только в период Средневековья (XIII — начало XVI в.) [16]. Существует также много общих работ по истории Австрии, в которых так или иначе затрагивается тема этнических меньшинств [17–23].
Галицко-Волынское княжество окончательно утратило свою независимость в конце XIV в. и оказалось под властью частично Польши, частично — Литвы (с 1569 г. — под властью объединенного польско-литовского государства, Речи Посполитой). В составе Польши и Литвы захваченные земли обычно назывались Червонной (то есть «красной») Русью или просто Русью. По первому разделу Польши (1772 г.) вся эта территория была аннексирована Австрийской империей и вошла в ее состав под названием «Королевства Галиции и Лодомерии». Самоназвание ее населения было «русский», «руский», «руський» (в письменной традиции использовались все эти три формы — единообразия орфографии тогда не существовало). С началом австрийского господства в Галичинé (как часто называют эти земли в исторической литературе, с ударением именно на последнем слоге) входит в употребление еще и термин «русины» (или более латинизированный «rutheni»). Со временем самоназвание «русины» (которое встречалось и в московских литературных памятниках, у великороссов [1, с. 5]), наряду со словом «русские», получило широкое распространение и среди населения. При этом прилагательным от слова «русин» оставалось слово «русский»/«руский» (а не «русинский»).
Несмотря на долгое пребывание под иноземным владычеством, население «австрийской Руси» в значительной своей части ощущало единство с некогда общей древнерусской народностью и близкое родство с жителями Московской Руси. У галичан были давние культурные связи с этой более молодой, северо-восточной Русью. Так, например, митрополит Московский и всея Руси Петр, который основал Успенский собор в Кремле и перенес митрополичью столицу из Владимира в Москву (в начале XIV в.), был выходцем из Галичины, где он до переезда в Москву основал монастырь, на р. Рате, в нынешней Львовской области. Известный московский первопечатник Иван Федоров (XVI в.) бежал из Москвы в Литву, а потом переселился во Львов, где в основном и прожил оставшиеся годы своей жизни и напечатал много книг, в том числе в 1574 г. букварь, который посвятил «возлюбленному честному, христианскому русскому народу», имея в виду местное «русское» население Львова [24, с. 23]. Галичанином был известный русским деятель эпохи Петра Великого Стефан Яворский. Важную роль в сохранении общерусского самосознания и культуры в Галичине играла православная церковь, хотя в период пребывания в составе католической Польши большое распространение там приобрели католическая и униатская церкви (главным образом среди дворянства и мещанства). Широкие массы коренного населения упорно сопротивлялось натиску католицизма и полонизации. Большую роль в сохранении религиозной самобытности и тем самым в становлении национальной идентичности сыграло «Ставропигийское братство», возникшее в XV в. при Успенской церкви недалеко от центра Львова, на нынешней Русской улице (в первой половине XV века она называлась улицей Соляников). В 1593 г. константинопольский патриарх Иеремия подтвердил права этого Успенского братства, которое получило статус патриаршей Ставропигии (от греческого «утверждаю крест»).
После присоединения Галичины к Австрийской империи положение русинов несколько улучшилось. В 1774 г. императрица Мария Терезия учредила в Вене духовную семинарию, в которой было шесть вакансий для галицких епархий, в 1783 г. Иосиф II учредил такую же семинарию во Львове, а в 1784 г. там же был открыт и университет, с богословским факультетом. С 1787 года в университете было введено преподавание на местном русском языке. В течение десяти лет русины заняли в университете все кафедры на богословском факультете и многие светские кафедры. Среди профессоров не было ни одного поляка [9, с. 914].

Рис. 2. Герб Королевства Галиции на фоне австрийского имперского герба (двуглавого орла). Русский трофей от Галицийской битвы (1914 г.). Фото из журнала «Нива». 1914. №47**

В XIX веке у «русского» населения, как и у других народов Австрийской империи, идет активный процесс формирования национального самосознания, начинает складываться идентичность. Лидеров этого движения, представителей национальных славянских интеллектуальных элит, называют общим словом «будители». Особый всплеск национальных движений в империи происходит в период «Весны народов» — эпоху европейских революций 1848–49 гг., сильно затронувшую и Австрию. К этому времени негласным лидером русинских будителей становится Яков Федорович Головацкий, профессор Львовского университета, которого иногда называют «галицким Ломоносовым» [1, с. 63].
В то время русинские будители с оружием в руках помогали Австрии в подавлении венгерской революции, потому что воспринимали Венгрию как бóльшую угрозу своей самобытности и идентичности, чем Австрию, которая более толерантно к ним относилась. Венгрия проводила политику насильственной мадьяризации в отношении проживавших на ее территории подкарпатских русинов. У славянских будителей тогда стала популярной идея «австрославизма» — стремление создать из этой монархии, где большинство населения составляли славянские народы, некую «славянскую империю», которая стала бы источником благоденствия для всех австрийских славян [1, с. 64]. Но при этом среди славянских народов по многим вопросам не было единства. Едва ли не в большей степени, чем других славян, это касалось русских (русин) и поляков. Для галичан, в силу их исторического опыта, единственной альтернативой австрийскому господству было польское. А Польша, по сравнению с Австрией, гораздо в большей степени подавляла эту народность. По словам Я.Ф. Головацкого, Австрия предлагала русинам, «хотя неизвестно надолго ли, свободу, равноправность и конституцию, а Польша — рабство и политическое самоубийство…» [25, с. 9–10].
Таким образом, идентичность русского населения империи (потомков жителей Древней Руси — точнее будет сказать) формировалась в значительной степени именно в противовес полякам. Это еще больше сближало русинов Австрии с великороссами, в исторической памяти которых компонент противостояния с поляками также был всегда силен. Неслучайно это одно из ведущих направлений в общественно-политической мысли русинов называют «москвофильством» (ср.: [1; 26]).
Другое направление, которое возникло примерно в то же время — это так называемое украинофильство или «украинство». Его представители, как отмечает Н.М. Пашаева, «ограничивали свой политический и культурный кругозор только Украиной, включая в нее Галичину как „украинский Пьемонт“, враждебный России». При этом вопрос о противостоянии этих двух течений общественной мысли русинской интеллигенции середины XIX века не так прост. По словам все той же исследовательницы, москвофилы вовсе не противопоставляли себя «украинцам». Многие москвофилы даже признавали язык русинов украинским, а один из их лидеров, Иван Наумович называл себя «Малорусином». Они выступали не против украинской культуры и языка, а лишь против украинского национализма, солидаризировавшегося с поляками. Русинские москвофилы строили свою идентичность, как уже было сказано, в противовес полякам.
Любопытно, что в этом споре москвофилов и украинцев на стороне последних выступал известный русский писатель, революционер-демократ Н.Г. Чернышевский. Он обрушился с критикой на москвофильский журнал, издававшийся во Львове, под названием «Слово», обвиняя его в том, что оно «вообразило в поляках вражду против русинской национальности» и «объявляет от имени русинов, что они не хотят соединиться с другими малороссами». Чернышевский мыслит исключительно в классовой парадигме, заявляя, что «малорусский пан и польский пан стоят на одной стороне, имеют одни и те же интересы», и что «малорусский поселянин и польский поселянин имеют совершенно одинаковую судьбу» (цит. по: [1, с. 62]). На самом деле помещиками в Галичине, в итоге долгого польского засилья, являлись исключительно поляки или же совершенно «ополячившиеся», перешедшие в католицизм, практически потерявшие свою «русскую» (русинскую) идентичность (как, например, Потоцкие, Дзедушицкие и др.) [там же].
Проанализированный материал, а именно история общественно-политической мысли австрийских «русских» (чаще называемых русинами), в частности история взглядов на русинскую идентичность у местной интеллигенции XIX века, побуждают задуматься в очередной раз о необычайной пестроте современного населения Украины, которая, благодаря этой ее особенности, скорее напоминает федерацию — конечно, в меньшем отношении, чем Россия, но не в меньшем, чем, например, Федеративная Республика Германии.
Если говорить конкретно о предмете нашего разговора — Галичине (которая находится в составе Украины с 1939 года), то это, безусловно, особый, уникальный, украинский регион, исторические судьбы которого были, как видим, тесно связаны не столько с Восточной, сколько с Центральной Европой, но вместе с тем и, в разные исторические периоды, — с Московской Русью, Российской империей, советской и даже постсоветской Россией. Ведь и в новейшие времена этот регион дал современной России многих небезызвестных общественных и культурных деятелей — например, политика Григория Явлинского, режиссера Романа Виктюка, политолога Лилию Шевцову, журналиста Матвея Ганапольского (все они родились и долгое время жили во Львове). Во Львове также провел детство и учился известный музыкант Юрий Башмет. Думаю, этот список можно было бы еще продолжить. Львов всегда был центром культуры и, очевидно, унаследованных еще от Древней Руси, демократических тенденций. Эта самая западная часть Украины (Галичина, исторически во главе с городом Львовом), на наш взгляд, есть одна из точек соприкосновения, то, что как раз больше всего сближает (а не разобщает, как считают иногда) русскую и украинскую культуры. Вообще, если бы люди больше внимания уделяли изучению истории, а не сиюминутным политическим трендам, между народами было бы меньше конфликтов и войн и гораздо больше взаимопонимания. И следует заметить, что в прежние времена, в политике памяти (хотя такого термина тогда и не существовало) Российской империи и СССР, делался упор именно на эти точки соприкосновения галицийской истории и культуры с российской, и только в последнее время этот регион (и в Украине и в России) стараются представить как чуть ли не самый чуждый России и даже антироссийский. История, да и реальное положение дел, подтверждают, что это далеко не так. Например, 26 февраля 2014 г. львовяне организовали массовую акцию в поддержку русскоязычной части Украины, призвав всех жителей города в этот день говорить только по-русски. Тем самым они выразили протест против отмены языкового закона, предоставлявшего официальный статус региональным языкам [27; 28].

Рис. 3. Рекламный постер акции «Львов говорит по-русски», проходившей во Львове 25 февраля 2014 г.***

* Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ и ЭИСИ в рамках научного проекта №21-011-31118.
** Иллюстрация заимствована из «Википедии» — свободной Интернет-энциклопедии: https://ru.wikipedia.org/wiki/Галиция
*** Оригинал иллюстрации: [27].

Библиографический список

1. Пашаева Н.М. Очерки истории русского движения в Галичине XIX–XX вв. М., 2002.
2. Magocsi P.R. The Shaping of a National Identity: Subcarpathian Rusʼ, 1848–1948. Cambridge, 1978.
3. Освободительные движения народов Австрийской империи. Т. I. Возникновение и развитие. Конец XVIII в. — 1849 г. М., 1980.
4. Освободительные движения народов Австрийской империи. Т. II. Период утверждения капитализма. М., 1981.
5. Козулин В.Н. К вопросу о формировании национальной идентичности русинов // Дневник АШПИ №32. Современная Россия и мир: альтернативы развития (Сепаратизм и его роль в мировом политическом процессе). Барнаул, 2016. С. 135–140.
6. Суляк С.Г. Русины: этапы истории (часть 1) // Русин. 2005. № 1 (1). С. 49–60.
7. Суляк С.Г. Русины в период Первой мировой войны и русской смуты // Русин. 2006. № 1 (3). С. 46–65.
8. Wallace R. The Rusyn of the Carpathians // Endangered Peoples of Europe: Struggles to Survive and Thrive. L., 2001. P. 125–136.
9. Encyclopedia of Rusyn History and Culture. Toronto, 2002.
10. Арабажин К.И. Галицко-русское литературно-общественное движение // Энциклопедический словарь / Изд. Ф.А. Брокгауз, И.Е. Ефрон. Т. VIIа. СПб., 1892. С. 913–922.
11. Головацкий Я.Ф. Карпатская Русь (Историко-этнографический очерк) // Журнал министерства народного просвещения. Т. CLXXIX. 1875. Июнь. С. 386–390.
12. Головацкий Я.Ф. О первом литературно-умственном движении русинов в Галиции со времен Австрийского владения в той земле. Львов, 1865.
13. Свистун Ф.И. Прикарпатская Русь под владением Австрии. 2-е доп. изд. Trumbull, Conn., 1970.
14. Смирнов М.П. Судьбы Червонной или Галицкой Руси. СПб., 1860.
15. Шараневич И.И. История Галицко-Володимирской Руси. Львов, 1863.
16. Мартынюк А.В. До Герберштейна: Австрия и Восточная Европа в системе персональных связей и культурных контактов. М., 2019.
17. Воцелка К. История Австрии. Культура, общество, политика. М., 2007.
18. Джонстон У.М. Австрийский Ренессанс. Интеллектуальная и социальная история Австро-Венгрии 1848—1938 гг. М., 2004.
19. Митрофанов П.П. История Австрии. Часть I. (С древнейших времен до 1792 г.). СПб., 1910.
20. Пристер Е. Краткая история Австрии. М., 1952.
21. Шарый А.В., Шимов Я.В. Корни и корона׃ Очерки об Австро-Венгрии: судьба империи. М., 2011.
22. Шарый А.В., Шимов Я.В. Австро-Венгрия: судьба империи. М., 2015.
23. Шимов Я. Австро-Венгерская империя. М., 2003.
24. Ваврик В.Р. Краткий очерк галицко-русской письменности. Лувен, 1973.
25. Головацкий Я.Ф. Русины в 1848 году (Памяти Т.Г. Шевченко) // Основа. 1862. №4. Апрель. С.1–27.
26. Ваврик В.Р. Геноцид карпато-русских москвофилов. М., 2007.
27. Львовяне 26 февраля говорили по-русски // Grad.ua. 26.02.2014. URL: https://grad.ua/lenta-novostey/38474-l-vovyane-26-fevralya-govorili-po-russki.html
28. Великі роковини. Як шість років тому проходила акція «Львов говоріт по русскі» // Amp.my.ua. 26.02.2020. URL: https://amp.my.ua/news/cluster/2020-02-26-veliki-rokovini-iak-shist-rokiv-tomu-prokhodila-aktsiia-lvov-govorit-po-russki

Комментарии 3

  • Козулин В.Н. Спасибо за интересный доклад! На протяжении многих лет, я знакомился с пестрым переченем названий Галиции, Закарпатья и Буковины в работах русских националистов в России и прорусских и русинских элементов в бывшой Австро-Венгрии и в Америке. Все названия земель дает впечатление что эти земли были частями Киевской Руси: Галийцкая Русь, Червоная (Красная) Русь, Карпатская Русь, Прикарпaтская Русь, Подкарпатская Русь, Закарпатская Русь, Угорская (Венгерская) Русь, Пряшовская Русь (в современной Словакии), Буковинская Русь, Зеленая Русь (Буковина). В присвлинских губерниях (бывшое Царство Польское), регионы Холм и Подласье часто назывались русскими националистами Холмской Русью (или Забужкой Русью) и Подлясской Русью. Тоже существуют Белая Русь и Черная Русь.

    • Тони, спасибо за отзыв и дополнения, которые подтверждают мои мысли. Русей в Европе много «разбросано».

  • Пожалуйста, уважаемый Вячеслав! Тема многих Русей в Европе заслуживает глубокого исследования. Смотрите тоже: https://zapadrus.su/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *