Данилова А.Н. К вопросу о формировании региональной идентичности (на примере Ульяновской области)

Danilova A.N. On the Formation of Regional Identity (on the Example of the Ulyanovsk Region)

Сведения об авторе. Данилова Анастасия Наильевна, аспирант, ассистент кафедры педагогики и социальной работы Ульяновского государственного педагогического университета им. И.Н. Ульянова, г. Ульяновск.

Аннотация. В современном обществе происходят процессы, влияющие на региональную идентичность. Региональная идентичность, отражает специфические для региона характеристики: укорененность ценностных ориентиров и их смену в современных реалиях, количественные и качественные показатели миграционных потоков, размывание нравственных установок. Негативные тенденции могут привести к потере самобытности, инаковости и разобщению чувства места. Процесс формирования региональной идентичности в Ульяновской области проходит под воздействием разных факторов, среди которых одним из важнейших является отождествление себя с другими жителями региона на основании общих интересов и признаков, солидарности с земляками, по причине совместного проживания с ними в данный момент или в прошлом на одной территории. В статье показаны пути формирования региональной идентичности и специфика этого процесса в истории и на современном этапе, на примере Ульяновской области. Рассмотрены основные маркеры и уровни сформированности региональной идентичности в исследуемом регионе
Ключевые слова: региональная идентичность, территориальная идентичность, коллективное сознание, территориальное самосознание, бренд региона, имидж региона.

Summary. In modern society, there are processes that affect regional identity. Regional identity, reflects the characteristics specific to the region itself: the rootedness of value orientations and their change in modern realities, quantitative and qualitative indicators of migration flows, the erosion of moral attitudes. Negative trends can lead to a loss of identity, otherness and a disunited sense of place. The process of forming a regional identity in the Ulyanovsk region is influenced by various factors, among which one of the most important is identifying oneself with other residents of the region on the basis of common interests and signs, solidarity with fellow countrymen because of living together with them at the moment or in the past on the same territory. The article shows the ways of forming regional identity and the specifics of this process in the history and at the present stage on the example of the Ulyanovsk region. The main markers and levels are considered.
Key words: regional identity, territorial identity, collective consciousness, brand of the region, image of the region.

 

К вопросу о формировании региональной идентичности (на примере Ульяновской области)

В 2012 г. президент России В.В. Путин в своем Послании к Федеральному собранию РФ утверждал, что нужно сохранить в нашем государстве «свою национальную идентичность, не растерять себя как нацию» [1] . Этому способствует и принятая 19 декабря 2012 г. Стратегия государственной национальной политики на период до 2025 года. Приоритетной задачей становится «упрочение общероссийского гражданского самосознания и духовной общности» [2]. Такая формулировка целей национальной политики может рассматриваться как своего рода вызов российским регионам, перед которыми ставится довольно сложная задача формирования и поддержания региональной идентичности и в тоже время интеграция региона в этнокультурное пространство России.
В тот же период по инициативе губернатора Ульяновской области С.И. Морозова было принято создать НИИ этнологии и культуры. Основная цель деятельности Института — формирование региональной идентичности населения Ульяновской области [3]. В контексте деятельности данного Института региональная идентичность рассматривается с позиции «отождествления себя с другими жителями региона на основании общих интересов и признаков, солидарности с земляками по причине совместного проживания с ними в данный момент или в прошлом на одной территории» [4]. Важными направлениями становится разработка и утверждение в 2018 году Концепции сохранения и развития региональной и локальных идентичностей населения Ульяновской области до 2030 г. Концепция направлена на активизацию всестороннего сотрудничества органов власти и всего населения региона в деле сохранения и развития гражданско-территориальной солидарности жителей Ульяновской области путем созидательной деятельности на благо всех и каждого, и формирования, таким образом, положительного исторического и социокультурного облика региона [5].
Исследование региональной идентичности в последнее время приобретает все большую актуальность. Изучая феномен региональной идентичности, А.С. Макарычев выделил в России только три группы регионов с ярко выраженными признаками собственной региональной идентичности: 1) большинство «этнических республик» (среди которых лидерство принадлежит Татарстану и северокавказским республикам); 2) приграничные территории, очертания идентичности которых могут формироваться как на основе включенности в систему трансграничных отношений, так и на основе противопоставления соседним (внешним) территориям (Краснодарский и Приморский края). Именно в этих субъектах Федерации миграционные потоки могут стать важным фактором регионального самосознания; 3) ряд русских областей с сильно выраженным историческим ядром (Санкт-Петербург, Нижний Новгород и пр.) [6].
Ульяновская область не входит в вышеприведенный список регионов, обладающих сильно выраженной региональной идентичностью. Однако исследование данного феномена, его основных особенностей, противоречий и показателей в сопоставлении с географическими, культурно-историческими, экономическими аспектами Симбирско-Ульяновского края, приводят к выводам об активности трансформационных процессов в направлении развития региональной и локальной идентичности.
Особенности идентичности региона описываются в очерках известных деятелей, посетивших Симбирский край. В качестве наиболее значимых необходимо отметить публикации Т.А. Громовой «Образы Симбирска в общероссийских литературных источниках XVIII—XIX веков». Автор обращает внимание на то, что многие известные деятели видели в Симбирске сонный, застойный и прозябающий от тишины городок. Жители города всегда в заботах, суетливы [7, с. 38]. В то же время такое описание противопоставлялось крупным столичным городам. Благодаря развитию просвещения и вообще культурному росту конца XIX века предание о «сонном городе» кажется развеянным. Несмотря на то, что городу приписывают застойность «он не шумит подобно многим городам, шумливым и оживленным с внешней, показной стороны», у города есть важная особенность: обилие зелени, чистейший воздух и прекрасные виды определяют «в теперешнем своем положении Симбирск хорошим дачным городом, где легко живется летом». Таким образом, Симбирск в начале XX века представлял собой типичный провинциальный город средней полосы России. Это обуславливает его специфику — выдающиеся уроженцы стремятся на «столичный простор», а разного рода деятели науки и искусства, пресытившись суетой больших городов, наоборот — находят здесь «райский уголок» для отдыха [8, с.41]. Тому способствовало как обилие городских усадеб дачного типа, так и общее развитие садоводства в регионе. С точки зрения автора, наиболее точно характеризуют Симбирск высказывания «город-сад» и «природно-климатическая станция» [9, с. 179].
В 1990-е в регионе, в силу глобальных как негативных, так и позитивных тенденций в России, меняется коллективное самосознание жителей. Политика регионального руководства в 1990-е гг., с одной стороны, смягчила для населения вхождение в рынок, с другой — спровоцировало последующее отставание в экономических показателях по сравнению со многими соседними субъектами Российской Федерации. Результатом таких процессов становится преобладание негативного общественного настроения, выражающееся в кардинальной смене ценностных ориентиров молодежи, искажении ценностей и духовного опыта старшего поколения. Жители чувствовали тревогу за свое будущее, безнадежность в разных сферах жизни. Такое состояние можно назвать как «комплекс региональной неполноценности», при котором население остро ощущает свою «ненужность, второсортность, отверженность». Комплекс стал стимулировать снижения уровня региональной идентичности по таким показателям как: эмоциональное родство и заряженность на развитие области, разрушение позитивных нравственных качеств, отток наиболее активного населения. Сейчас регион находится на переходном этапе: от активного поиска маркеров идентичности региона к ее формированию и укоренению через осознание, познание своей малой родины и ментальную переработку этого знания в сознательное позитивное отношение к месту проживания (развитие «чувства места») и в соответствующее созидательное поведение, отражающие компоненты региональной идентичности.
К особенностям региональной идентичности в регионе на современном этапе стоит отнести противоречия, формирующие проблемное поле исследуемого явления. К таковым следует отнести:
— противоречие между симбирской и ульяновской составляющими. Это следствие «разрыва эпох»: сторонники идеализируемого советского «ульяновского» прошлого и противники, идентифицирующие себя с «симбирским» имперским прошлым и буржуазным настоящим. На уровне обыденности эти два компонента прочно вошли в политико-культурное пространство региона;
— пространственный разрыв. Расположение региона в положениях Волга-Сура, областного центра Волга-Свияга, правобережье и Левобережье. Физико-географическое разделение способствует формированию ментальных отличий. На данном этапе происходит процесс активизации единения разрозненных сообществ в общество с новой идентичностью. Этому способствуют краеведческие изыскания, социально-экономическая политика руководства, курс на позитивное будущее;
— многообразие народов и религий в регионе сближает с национальными республиками, где региональная идентичность выражена сильнее;
— разрыв поколений отражает глубокие противоречия между ценностными установками родителей с багажом советского прошлого и современной молодежью поколения Z;
— неблагоприятная возрастная структура населения. В годы перестройки регион активно заселялся молодежью, в военные училища приезжали молодые люди. С закрытием трех военных училищ молодое поколение с семьями покидало регион, возвращаясь сюда в пенсионном возрасте. Сейчас так же намечен отток молодого населения из региона с целью обучения, перспективной работы и лучшей жизни. Такие процессы приводят к перекосу в половой структуре населения и снижению демографических показателей. В Концепции по развитию региональной идентичности с целью решить данную проблему основной упор делается именно на взаимодействие с молодежью, как основной мобильной группой;
— человеческий потенциал и качество жизни в регионе. Уровень жизни населения имеет существенные отличия по сравнению с соседними регионами. Высокий человеческий потенциал может обеспечить и высокие темпы экономического роста в регионе. Местные брендированные производства («УАЗ», «Авиастар», «Волжанка» и др.) способствуют эмоциональной связи с регионом, развитию коллективного самосознания;
Для региональной идентичности важным аспектом является и то, что индивид отожествляет себя с региональной общественностью. В регионе это выражается через волонтерские сообщества, создание Молодежных министерств образования и управления.
Жители региона в настоящее время все более позитивно признают связь с местом проживания, перенимают образ жизни, гордятся людьми и историческими событиями.
Формирование региональной идентичности должно происходить в трех направлениях:
— пространственное. Обоснование эмоциональных якорей, которые установят глубокую связь с местом проживания. Многие из жителей регионального центра признаются, что современные застройки по соседству с памятниками архитектуры ухудшают внешний облик. Смесь современных многоэтажек и «законсервированных» зданий былых эпох вызывают скорее негодование, чем культурное наслаждение людей. Жители региона выделяют несколько символических мест, которые, по их мнению, должен посетить турист, приехавший в Ульяновскую область: мемориал В.И. Ленина, набережная р. Волги, национальный парк Сенгилеевские горы, Никольская гора в р.п. Сурское, музей под открытым небом и др.;
— социальное. На территории Ульяновского региона жили и творили множество известных людей: В.И. Ленин, И.А. Гончаров, А.А. Пластов, Н.М. Карамзин, Н.М. Языков и другие известные деятели. Но стоит заметить, что часто это «магия имен» прошедших лет. Среди современников, которыми гордятся жители региона, выделяют Никоса Сафронова, Сергея Жукова. Важным аспектом в формировании региональной идентичности становится переосмысление ментальной схемы «Полюбим, когда уедет или умрет»;
— поликультурное. Региональная идентичность, меняясь и укореняясь во времени и пространстве, должна быть навязана не сверху, выстроена путем создания среды, способствующей общению и взаимодействию между жителями региона, что придет к развитию коллективного местного самосознания.
Подводя итоги о сформированности региональной идентичности у населения Ульяновской области, обратимся к такому показательному критерию, как территориальное самосознание. Территориальное самосознание своего рода сплав человеческой культуры и географической среды, особое «чувство места», которое обусловлено совместным проживанием людей на одной территории, осознанием принадлежности к определенной общности [10, с. 134].
А. Ткаченко рассматривает территориальное самосознание как более сложные взаимоотношения территории и индивида и выделяет основные компоненты при анализе и измерении данного феномена:
1) самоназвание, отражающее местный колорит и особенности. Сюда следует отнести названия, применяемые местными жителями. Например, «Ульск» — так жители города называют свой административный центр в уменьшительно-ласкательной форме; «Рылейка» — рыболовное местечко близ спуска Рылеева. У рыбаков есть местная поговорка «на Рылейку за уклейкой»; «Паровозик» — местное название остановки и прилежащей территории близ памятника «Паровоз серии Л-3291», привезенного в 1989 году машинистом Ф.В. Сидорочевым из Нурлата; «Волжанка» — так местные жители называют любую минеральную воду в регионе, а иногда и за его пределами, не зависимо от бренда. Сейчас активно популяризируется и новый бренд, отражающий локальность, минеральная вода «Ульянка»; «Кривой дом» — так местные жители называют П-образное здание в центральной части г. Ульяновска; «Пятачок» — это знакомое, казалось бы, всем, слово горожане употребляют по-своему. Так называют бывшую остановку автобусов, приезжающих из Заволжья; «Пески» — микрорайон на песчаном берегу Свияги; «Биг-Бэн» — так по аналогии с одной из достопримечательностей Лондона местные называют часы на Доме Гончарова в центральной части Ульяновска; «Тарелка» — так окрестили пристройку Политехнического университета, выполненную в форме космической тарелки»; «Киндяковка», «Киндеград» или «Киндесити» — так многие называют Железнодорожный район. В ХIХ веке там жил помещик Василий Киндяков; «Улей» — так называют наш город ульяновцы проживающие за его пределами [11].
2) пространственная самоидентичность отражается в отнесении себя к «Ульяновцам», «Симбирянам», жителям Поволжья. Для укрепления позиции уже сейчас проходят конкурсы «Имя Симбирского-Ульяновского края», «Я — гражданин Ульяновской области» и т.д., отражающие специфику данного направления.
3) территориальные знания о границах, районах. В целом данное направление отражает знаниевый (когнитивный) компонент региональной идентичности. Его реализация успешно осуществляется посредством печатной продукции, конференций, отражающих специфику направления. В школьном образовании вводятся курсы краеведения в качестве элективных курсов и занятий внеурочной деятельности. С каждым годом возрастает не только количество, но и уровень участников олимпиады по краеведению. Все большую популярность набирает ежегодная образовательная акция «Краеведческий диктант», фестиваль «Волжский путь», мероприятия «гончаровской» тематики, Международный культурный форум и ассамблея художников «Пластовская осень», мероприятия в рамках Карамзинского движения и др.
4) территориальные интересы, объединяющие разные возрастные группы жителей региона. К таковым стоит отнести: ежегодное авиационное шоу, яхтинг и др.
5) особая система установок и ценностей реализуется в большей мере среди детей и молодежи через новые Программы воспитания, одной из целей которых и стало развитие региональной идентичности.
Сформированная региональная идентичность есть результат процесса региональной идентификации. Поэтому формирование региональной идентичности как социокультурного феномена Ульяновской области должно быть основано на чувстве принадлежности к своему региону, опираться на исторические, политические, экономические и культурные особенности региона [12, с. 4]. В Ульяновской области есть все ресурсы для дальнейшего формирования и развития позитивной региональной идентичности жителей и региональной общественной солидарности в противовес комплексу региональной неполноценности.

Библиографический список

1.Послание Федеральному собранию Российской Федерации // Президент России. [Официальный сайт]. 12.12.2012. URL: http://kremlin.ru/transcripts/17118
2. Указ Президента РФ от 19 декабря 2012 г. №1666 «О Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года». URL: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70184810
3. Юхтанов А. В Ульяновске создается НИИ по поиску региональной идентичности // Аргументы и факты. Ульяновск. 29.11.2012. URL: http://www.ul.aif.ru/politic/article/29462
4. Центр стратегических исследований Ульяновской области. Институт истории и культуры. URL: https://www.csiul.ru/activity/tsentr-razvitiya-istorii-i-kultury-regiona
5. Губернатор и Правительство Ульяновской области. URL: https://ulgov.ru/news/regional/04062020/56990
6. Макарычев А.С. Идентичность государства — реалии и перспективы трансформации. URL: http://antropotok.archipelag.ru/text/al26.htm
7. Громова Т.А. Образы Симбирска в общероссийских литературных источниках XVIII–XIX веков // Симбирский текст русской культуры: проблемы реконструкции. Сборник материалов конференции / отв. ред. Л.А. Сапченко. Ульяновск, 2011.
8. Стеценко А.И. Симбирск глазами современников // Пятые Сытинские чтения. Ульяновск, 2010.
9. Оглоблин Н.Н. Сонный город (из путевых заметок) // Исторический вестник. 1901. №10.
10. Богданова Л.П., Щукина А.С. Генетическая структура городского сообщества как основа формирования территориального сознания // СОЦИС. 2006. №7. С. 133–136.
11. Улпресса — все новости Ульяновска. 19.11.2008. URL: https://ulpressa.ru/2008/11/19/article68126
12. Данилова А.Н. Социальный аспект региональной идентичности // Вопросы педагогики. 2021. №6.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *