Ульянов П.В. Памятники Первой мировой войны в Лондоне и их культурно-историческое значение для формирования имиджа региона

Ulyanov P.V. Cultural and Historical Significance of the Capital’s Monuments of the First World War in Great Britain in Shaping the Image of the Region

Сведения об авторе. Ульянов Павел Владимирович, кандидат исторических наук, доцент кафедры всеобщей истории и международных отношений Алтайского государственного университета, г. Барнаул.

Аннотация. Историческая политика государства направлена на сохранение памяти о событиях, оказавших влияние на его общественно-политическое, социально-экономическое и духовное развитие. Отраженные в памятниках видные исторические деятели, различные сюжеты прошлого, изобретения и достижения человечества являются частью истории страны. Памятники сохраняют и приумножают память о прошлом, сочетают различные воспоминания людей и используются в качестве инструмента в процессе формирования исторической памяти и привлекательного имиджа региона. Зачастую они играют роль «символического пространства» в стране на национальном и локальном уровнях, что связано с имиджевой политикой. Исследования в области изучения «символического пространства» отражают проблему «места памяти» и его роль в продвижении имиджа столичного региона. Настоящая статья посвящена лондонским памятникам («местам памяти») Первой мировой войны в Великобритании. Автор обращается к британскому опыту создания памятников («мест памяти») и их влиянию на продвигаемый имидж региона на современном этапе, чтобы определить степень их культурно-исторической значимости. В заключении делается вывод о высокой степени значимости памятников Лондона и такой же степени влияния на продвигаемый привлекательный имидж города как культурной столицы Великобритании. Связано это с первостепенным значением «символических пространств» Первой мировой («Великой») войны как на национальном, так и локальном уровнях.
Ключевые слова: памятники, «места памяти», коммеморация, политика памяти, имидж региона, памятники Лондона, Великобритания, история Первой мировой войны.

Abstract. The historical policy of the state is aimed at preserving the memory of the events that influenced its socio-political, socio-economic and spiritual development. Prominent historical figures reflected in the monuments, various stories of the past, inventions and achievements of mankind are part of the history of the country. Monuments preserve and increase the memory of the past, combine various memories of people and are used as a tool in the process of forming historical memory and an attractive image of the region. Often they play the role of a «symbolic space» in the country at the national and local levels, which is associated with the image policy. Research in the field of «symbolic space» reflects the problem of the «place of memory» and its role in promoting the image of the capital region. This article focuses on the London monuments («places of memory») of the First World War in Great Britain. The author refers to the British experience of creating monuments (“places of memory”) and their influence on the promoted image of the region at the present stage in order to determine the degree of cultural and historical significance. At the end of the article, we can conclude that London’s monuments have a high degree of significance and the same degree of influence on the promoted attractive image of the city as the cultural capital of Great Britain. This is due to the paramount importance of the «symbolic spaces» of the First World («Great») War, both at the national and local levels.
Key words: monuments, «places of memory», commemoration, policy of memory, the image of the region, monuments of London, Great Britain, history of the First World War.

 

Памятники Первой мировой войны в Лондоне и их культурно-историческое значение для формирования имиджа региона

Современный Лондон богат памятниками, посвящёнными различным историческим событиям и в своей совокупности представляющими собой историко-культурное наследие страны. Разнообразные сюжеты, начиная от древнегреческой истории (Статуя Ахиллеса в Гайд-парке 1822 года) и заканчивая событиями современности (Статуя Миллисент Фосетт на Парламент-сквер 2018 года), свидетельствуют о высоком культурно-историческом потенциале и своеобразной традиции жителей столицы Великобритании сохранять и приумножать память об истории страны и мировой истории. Данный подход оказывает сильное влияние на стратегию создания и продвижения позитивного и привлекательного имиджа территории.
Памятники Лондона используются жителями столицы не только в качестве инструмента воспитания подрастающего поколения, но и играют значимую роль в формировании «символического пространства», в результате чего увеличивается степень привлекательности имиджа города как культурной столицы Соединенного Королевства. Еще французский историк Пьер Нора в своей концепции «мест памяти» (lieux de memoire), под которыми подразумевались те предметы и объекты, которые сохраняют и репрезентуют образ прошлого в настоящем, выделил людей, предметы, здания в качестве «символов памяти» [1, с. 17–50]. Опираясь на данный тезис, следует указать неразрывную связь «места памяти» и «символического пространства». Сохраняя в своей совокупности различные представления отдельно взятых индивидов, группы лиц или даже целых сообществ о конкретном историческом событии, «место памяти» скрепляет общеисторические связи жителей страны с событиями прошлого. Если в процессе коммеморации исторической памяти идет систематизированное пересечение связей, объединяющих субъекты, обладающие общими признаками, то формируется социальное пространство, которое рассматривается и как «символическое пространство» [2, с. 144–145]. Следовательно, город-столица априори является социальным пространством, в котором жители обмениваются навыками освоения территории и умениями ориентироваться в ней, а символическим пространством город становится за счет целенаправленной деятельности людей, наполняющих его смыслами, формируя коллективную и индивидуальную реальность одновременно [3, с. 113]. В данном случае можно рассмотреть Лондон в качестве символического пространства в вопросах коммеморации событий Первой мировой войны и формирования привлекательного имиджа региона.
Первая мировая война как глобальное историческое событие оставила глубокий трагический след в истории Великобритании, а отголоски незаживающих ран продолжают звучать в общественном сознании на современном этапе развития страны. Традиционное представление о ней как о «Великой войне» сохраняется и передается из поколения в поколение на национальном и региональном уровнях. При этом исторические памятники, оказавшие влияние на формирование образа вооруженного конфликта, в современных исследованиях делятся на две большие группы: коммеморативные практики мемориализации и коммеморации исторических событий за счет создания «памятных мест» при поддержке правительства Великобритании и локальные формы военной коммеморации, созданные по инициативе частных лиц [4, с. 96]. Британский опыт коммеморации и мемориализации показывает попытки реализации «монументальной» политики на двух уровнях. Первый уровень – это коммеморация трагических событий и памяти всех британцев о «Великой войне» на национальном уровне. Второй уровень отражен в процессе создания кладбищ и частных мемориалов (часовен, стел, обелисков, стен памяти), что отражает индивидуальную память о войне.
Данная тенденция подчеркивает двухуровневый подход к вопросу о создании «символического пространства» за счет общего фонда памяти и отдельных представлений людей. Не следует отрицать системного подхода британцев к вопросу сохранения памяти о событиях Первой мировой («Великой») войны и выставления в один ряд с другими важными событиями мировой истории, в результате чего отраженная в памятниках Лондона общечеловеческая история повлияла на привлекательность имиджа столицы.
Настоящее исследование сконцентрировано на вопросе определения культурно-исторической значимости памятников Первой мировой войны в столичном регионе Великобритании. Автор статьи, делая экскурс в историю коммеморации и мемориализации событий «Великой войны», обращается к британскому опыту создания памятников («мест памяти»), чтобы определить степень их культурно-исторической значимости и роль в формировании привлекательного имиджа столичного региона. Перед тем, как перейти к рассмотрению вопроса, необходимо отметить сложившуюся традицию коммеморации и мемориализации исторических событий, восприятия Первой мировой войны в образе «Великой войны» и репрезентации его, несмотря на дискуссионность и неоднозначность. Во многом это связано со спецификой и особенностью общественно-политического развития Великобритании, в которой господствует плюрализм мнений, отсутствует господствующая точка зрения по вопросу о проблеме происхождения вооруженного конфликта и идет переосмысление и даже переоценка его причин, повода, хода событий, итогов и последствий.
Мемориализация и коммеморация исторической памяти о событиях Первой мировой войны, поиск значимости вооруженного конфликта для страны и оправдание колоссального количества жертв на национальном и локальном уровнях началось в Великобритании с создания Имперской комиссии по военным захоронениям в 1918 году. Основная задача сводилась к увековечиванию памяти о погибших на полях сражений солдатах и офицерах и потерях среди гражданского населения. После войны первым памятником, сохраняющим в современности свое господствующее положение среди других исторических памятников столичного региона, стал лондонский Кенотаф на улице Уайтхолл. Воздвигнутый после долгих дискуссий в парламенте и по распоряжению правительства Великобритании исторический памятник был выстроен, согласно проекту Э. Лаченса компанией Holland, Hannen & Cubitts, в форме прямоугольного мраморного монумента, вершина которого напоминает гроб. Не обошлось и без надписи «Доблестным погибшим», украшенной венком и развивающимися британскими флагами [5, p. 570].
Другим не менее значимым памятником («памятным местом») остается «Могила неизвестного солдата» в Вестминстерском аббатстве. История появления монумента связана с работой комиссии по военным захоронениям при поддержке премьер-министра Д. Ллойд Джорджа и министра иностранных дел Дж. Керзона, хотя идея приписывается капеллану англиканской церкви Д. Рейлтону, занимавшемуся сбором и захоронением неопознанных останков, найденных в местах сражений британской армии на Западном фронте [6]. Мемориал представляет собой могилу с прахом неопознанного британского солдата, похороненного с «королевскими почестями» 11 ноября 1920 года. Неоднозначность заключалась в том, что прах погибшего был удостоен чести лежать в королевской усыпальнице, поскольку в Вестминстерском аббатстве хоронили английских королей. Своеобразный символизм заключался не только в том, что монумент посвящен совокупному образу «безымянных жертв» «Великой войны», но и в попытке сформировать привлекательный памятный образ старинного здания как «центра памяти» подданных Британской империи, удостоенных великой чести лежать рядом с королевскими особами.
В межвоенный период процессы увековечивания памяти о событиях «Великой войны» в Великобритании продолжались. В Лондоне были созданы мемориал 24-й пехотной дивизии в Баттерси-парке и мемориал королевского артиллерийского полка в Гайд-парке [7, с. 99–100]. Первый монумент был воздвигнут при одобрении правительства страны, хотя инициатива исходила от дизайнера и солдата-ветерана Э. Кеннингтона. Представлено сооружение в виде столбчатого основания, а на нем стоят пехотинцы в полном снаряжении и вооружении, их ноги обвивает змея. При этом три человека – это реальные солдаты британской армии М.К. Томас, Дж. Вудс и Р. Грейвс из реально действовавших армейских подразделений [8, p. 854, 856, 859].
Еще одним памятником стал мемориал скульптора Ч.С. Джаггера и архитектора Л. Пирсона с изображением на крестообразном постаменте гаубицы и четырех британских солдат, один из которых изображен погибшим. Исторический памятник поставлен в память о погибших солдатах Королевского артиллерийского полка и поэтому отличается от других столичных мемориалов Первой мировой войны и символизмом, и реализмом. И тем не менее он подвергся критике со стороны Королевского артиллерийского фонда памяти о войне (RAWCF) 1918 года за натуралистичную и неуместную фигуру мертвого солдата-артиллериста, хотя сооружение приобрело популярность в стране, в том числе у бывших военнослужащих [9, p. 98]. Памятник даже был признан шедевром и остается таковым на современном этапе [10, p. 46].
Оба монумента на национальном уровне сохранили коллективную память о событиях «Великой войны», но, несмотря на критику, памятные сооружения благодаря поддержке со стороны жителей Великобритании обогатили облик Лондона как столичного региона лучшими работами дизайнеров, скульпторов и архитекторов. Культурно-историческая значимость памятников в проводимой политике памяти оказала влияние на формирование имиджа города, его стали ассоциировать с этими монументами «Великой войны». Историческая память о глобальном вооруженном конфликте формировалась в массовом сознании за счет столичных «памятных мест», в результате чего Лондон стал «символическим пространством». Значимость мемориалов для участников «окопной войны» заключалась в возможности встретиться у мемориала ветеранам войны и почтить память погибших.
Традиция помнить о событиях Первой мировой войны и проводить массовые мероприятия у памятников сохранилась. С целью почтить память погибших в годы войны в годовщину подписания Компьенского перемирия 11 ноября 2014 года был реализован проект художника-керамиста П. Камминса и театрального сценографа Т. Пайпера под названием «Кровь захлестнула земли и моря красного» («Blood Swept Lands and Seas of Red») [11]. Вокруг лондонского Тауэра были «высажены» керамические красные маки, причем их количество соответствовало количеству погибших солдат Великобритании в годы войны. Необычная инсталляция была похожа на большие реки крови, олицетворявшей погибших людей в годы вооруженного конфликта. Для отражения трагизма был выбран Тауэр как наиболее мрачное и универсальное сооружение Лондона, ассоциируемое у жителей столицы с крепостью, хранилищем королевских драгоценностей, монетным двором, тюрьмой, зверинцем. Сооружение по сей день привлекает внимание туристов своей таинственностью и загадочностью. Поэтому столичные памятники «Великой войны» и проекты репрезентации памяти о ней на национальном и локальном уровнях поддерживают имидж Лондона как культурного города «вековых традиций», в том числе с целью развивать туризм. За счет них растет туристический потенциал столичного региона, что позволяет городу налаживать внутренние и внешние связи.
Между жителями столицы и населением городов, графств и более мелких территориальных единиц сохраняется традиция чтить память погибших, но на локальном уровне прослеживается отражение в памятниках другой стороны исторического события – коммеморация памяти «жертв войны» с целью их реабилитации. В 2000 году скульптор Э. де Комин разработал концепцию памятника молодым солдатам, расстрелянным за дезертирство и другие военные преступления по приговору военно-полевых судов. Согласно сведениям информационной компании BBC, инициатором создания памятника была дочь британского солдата Г. Фарра Г. Харрис [12]. Мемориал был открыт в Национальном дендрарии рядом с общиной Олривас, в Стаффордшире. Памятник представлен в виде стоящего, словно на расстреле молодого солдата с завязанными глазами и связанными руками. Прообразом послужил рядовой Г. Берден, убежавший в 17 лет на фронт, где был передан трибуналу и приговорен к расстрелу за дезертирство. После установки монумента последовала реабилитация солдат, приговоренных к высшей мере наказания, но при наличии списков осужденных виновность не подлежала расследованию из-за отсутствия доказательств вины или невиновности [13]. В этом заключается отличительная особенность локального уровня от национального. На локальном уровне отражаются различные стороны событий прошлого вне зависимости от их восприятия.
Таким образом, можно сделать вывод о высокой степени культурно-исторической значимости лондонских памятников в формировании имиджа столичного региона. Обращаясь к поставленной проблеме, следует указать на дискуссионность и неоднозначность событий «Великой войны», особенно в британском обществе. Исторические памятники Первой мировой («Великой») войны сохраняют и передают коллективную и индивидуальную память о трагических страницах истории страны. Кроме того, они являются составной частью мировой истории, отраженной в лондонских сооружениях. Благодаря им формируется «символическое пространство» с «вековыми традициями» сохранения памяти о прошлом, что влияет на создание привлекательного имиджа Лондона как историко-культурного региона, воспринимаемого в образе «мировой столицы» Великобритании, хранящей память об отдельных событиях (Первая мировая война) и целых эпохах. Исторические памятники – это важные и значимые инструменты культурно-исторического и имиджевого потенциала столичного региона для отражения «духа эпохи», трагизма войн и фактора национальной и локальной консолидации жителей Великобритании, развития туризма и налаживания внутренних и внешних связей.

Библиографический список

1. Нора П. Проблематика мест памяти // Франция – память: антология. СПб., 1999.
2. Бурдье П. Социальное пространство и символическая власть // THESIS. 1993. № 2. С. 137–150.
3. Невоструева К.Н. Символическое пространство города обзор идей и подходов // Вестник Пермского национального исследовательского политехнического университета. Социально-экономические науки. 2016. №2. С. 113–121.
4. Смирнова Т.А. Особенности изучения исторической памяти и практик коммеморации Первой мировой войны в Великобритании 1918–1939 гг. // Ярославский педагогический вестник. 2014. №4. Т. I (Гуманитарные науки). С. 95–98.
5. Johnson D., Gilbertson N. Commemorations of Imperial Sacrifice at Home and Abroad: British Memorials of the Great War // The History Teacher. 2010. № 4. P. 563–582.
6. Baigent E. Railton, David (1884–1955) [Electronic resource] // Oxford Dictionary of National Biography. Electronic data. [Oxford] 2004. URL: https://www.oxforddnb.com/view/10.1093/ref:odnb/9780198614128.001.0001/odnb-9780198614128-e-74777 (accessed date: 18.06.2019)
7. Смирнова Т.А. Монументы, мнемонические места и конструирование коллективной памяти о Первой мировой войне в Англии // Ярославский педагогический вестник. 2011. № 4. Том I (Гуманитарные науки). С. 98–101.
8. Black J. The Real Thing’: Eric Kennington’s 24th Infantry Division Memorial in Battersea Park, London (1921-24) // Burlington magazine. 2003. Vol. 145. №1209. P. 854–859.
9. Curl J.S. The Royal Artillery Memorial at Hyde Park Corner // Charles Sargeant Jagger: War and Peace Sculpture / Ed by A. Compton. L., 1985. P. 69–115.
10. Quinlan M. British War Memorials. Hereford, 2005.
11. Поле красных маков у Лондонского Тауэра [Электронный ресурс] // FullPicture — лучшие фотоновости, фотоистории и фоторепортажи со всего мира. Электронные данные. [Б. и.] 2012. URL: https://fullpicture.ru/europe/pole-krasnyh-makov-u-londonskogo-tauera.html (дата обращения: 15.04.2022)
12. Tribute to WWI ‘cowards’ [Electronic resource] // BBC news. Electronic data. [S. l.] 2022. URL: http://news.bbc.co.uk/2/hi/uk_news/1399983.stm (accessed date: 18.06.2019)
13. Расстрелянным на рассвете. Памятник британским дезертирам Первой мировой войны [Электронный ресурс] // Музей мировой погребальной культуры. Электронные данные. [Б. и.] 2014–2019. URL: https://musei-smerti.ru/rasstrelyannyim-na-rassvete-britanskiy-pamyatnik-posvyashhennyiy-podrostkam-na-voyne (дата обращения: 15.04.2022)

Комментарии 1

  • Фактически насыщенный текст дает возможности и для более широких обобщений — например, для сравнения собственно британского опыта со странами Содружества, или с памятниками Второй мировой войны.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *