АЛТАЙСКАЯ ШКОЛА ПОЛИТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ
Интернет-конференция
Хроника Аналитика Конференции Дневники
ALTAI SCHOOL OF POLITICAL STUDIES
Основана в 1996 г.

Ульянов П.В. Идея «содружества наций» в британской пропаганде периода Первой мировой войны

Сведения об авторе. Ульянов Павел Владимирович, аспирант исторического факультета Алтайского государственного университета, г. Барнаул.

Аннотация. В работе рассматривается отражение идеи «содружества наций» в британской пропаганде периода Первой мировой войны в контексте создания имиджа империи как фактора «мягкой силы». Автор, исследуя британский опыт мотивационной пропаганды, выявляет особенности мотивации подданных Британской империи на борьбу с Германией и ее союзниками в период военного конфликта. В результате можно сделать вывод, что в зависимости от типа подчиненной Великобритании территории пропаганда имела свои особенности проведения.

Идея «содружества наций» в британской пропаганде периода Первой мировой войны

Основная особенность Первой мировой войны как военного конфликта заключается в том, что в вооруженное противостояние между европейскими странами были втянуты народы, проживавшие на разных типах зависимых территорий. Когда мы говорим о государствах имперского типа, то в определении понятия «империя» всегда всплывают обозначения «имперский центр» и «периферия». В нашем случае термин «империя» понимается как сложное по форме устройства государство, состоящее из метрополии как центральной части государства и колоний, подчиненных центральной власти государств [1, с. 104]. Следовательно, если «имперский центр» вступает в войну, то подчиненные ему народы периферий привлекаются в качестве солдат или волонтеров на военно-строительные работы за счет мотивационной пропаганды. В основе такой пропаганды лежит задача по формированию положительного имиджа империи среди подданных для активизации их патриотических чувств и укрепления «оборонного сознания». Использование государством «мягкой силы» как стратегии внешнеполитического характера имеет целью привлечь к себе внимание подданных на основе их добровольного участия в борьбе против «внешнего врага». Среди жителей зависимых территорий целенаправленно формируется имидж государства-метрополии как фактор «мягкой силы», который призван сформировать положительное представление о нем.
В связи с этим автор ставит целью выделить особенности продвижения идеи «содружества наций» в британской пропаганде периода Первой мировой войны среди ее подданных, проживавших на зависимых территориях. Нами будет рассмотрена идея «содружества наций» как мотивационный фактор «мягкой силы» по формированию имиджа Великобритании. При этом наличие разных по своему характеру зависимых территорий заставило Бюро военной пропаганды проводить различную мотивационную агитацию. Общим для всех территорий было то, что идея «содружества наций», в основе которой лежало единство жителей Британской империи независимо от их национальности, культивировалась вместе с имперской идеологией, призывавшей встать на защиту государства в качестве ее подданного.
В последней трети XIX — начале XX веков Великобритания представляла собой государство имперского типа, включавшее в своем составе разные типы зависимых территорий. Наиболее развитые в политическом плане Канада, Австралийский Союз, Новая Зеландия, Южно-Африканский Союз, Доминион Ньюфаундленд и Ирландия получили право на самостоятельную политику, в результате чего формировался положительный имидж Великобритании как «лидера» в этих владениях. Особенность протектората сводилась к тому, что в нем основной упор делался на создании имиджа Великобритании в качестве «протектора» или «защитника» своего владения. Колония была более зависима, отчего в большей степени в ней использовалось принуждение подданных со стороны местных властей к службе метрополии. В начале XX века в предполагаемой войне с Германией британское правительство планировало задействовать материальные и людские ресурсы всех зависимых территорий. Поэтому проведение мотивационной пропаганды для поднятия подданных империи на борьбу шло в русле продвижения идеи «содружества наций», появившейся во время руководства премьер-министра А. Розберри и проведенной в это же время колониальной конференции в 1887 году, и формирования имиджа Великобритании как «преданного союзника» и «лидера» в борьбе с «внешним врагом».
Основная особенность пропаганды на территории доминионов сводилась к формированию имиджа Великобритании как «лидера» в войне с Германией и ее союзниками. Местные агитаторы посредством плакатов [2, 3], почтовых открыток и других средств коммуникации продвигали идею «содружества наций», делая упор на единстве всех народов Британской империи, невзирая на их происхождение. Великобританию и ее доминионы объединяли прежде всего общий язык, культура и происхождение. В связи с этим местные британские власти добивались привлечения в экспедиционные корпуса людей на основе их добровольного участия. Этому способствовала и «патриотическая лихорадка», развивавшаяся не только в доминионах, но и в самой Великобритании. Активную позицию в поддержке войны Великобритании против Германии заняли Канада и Австралийский Союз, предоставив боеспособные войска [4, p. 169–193]. В период пропаганды местные агитаторы делали акцент на идее «содружества наций», побуждая население встать на защиту империи от «внешнего врага», одним из которых была Османская империя, мотивируя за счет дарованного Великобританией права на самостоятельность в проведении своей политики. В связи с этим формирование австралийско-новозеландского армейского корпуса “ANZAC” проходило в условиях патриотического подъема [5, с. 79]. Новая Зеландия и Южно-Африканский союз также поддержали империю, хотя во втором нашлись те, кто выступал против войны. Ими были африканеры голландского, немецкого и французского происхождения [6, с. 80], которые усложняли задачу проведения пропаганды. Дабы укрепить свой имидж «лидера» в борьбе с «внешним врагом» британские колониальные власти привлекали в качестве добровольцев в армию коренное население, например, новозеландский народ маори. В Ирландии в первый же день войны началась мобилизация волонтеров в Ирландскую гвардию в качестве добровольческих вооруженных формирований [7, p. 15]. Конечно же, ирландцы ожидали обрести независимость страны после войны, чем и мотивировали их агитаторы, пытаясь сформировать имидж Великобритании в качестве «преданного союзника», готового отблагодарить за участие в военном конфликте. В итоге мобилизации населения доминионов в британские экспедиционные корпуса для борьбы прежде всего с Османской империей и Германией как «основным врагом» достигла успешных результатов в привлечении огромного количества масс.
В начале 1916 года продвижение идеи «содружества наций» с целью формирования в доминионах положительного имиджа Великобритании как фактора «мягкой силы» претерпело значительные изменения. Как в «имперском центре», так и на территориях его доминионов, начался всеобщий призыв мужчин в британскую армию на основе всеобщей воинской обязанности [8, p. 291–295]. Произошла смена с «мягкой силы» на «жесткую силу», из-за чего идея «содружества наций» стала навязываться агитаторами за счет психологического давления на юношей и молодых мужчин, требуя от них незамедлительного исполнения долга перед Британской империей. Таким образом, особенность продвижения в массы идеи «содружества» в последние военные годы заключалась в насильственном привлечении людей в армию для доведения войны до победного конца. Среди всех доминионов возмущение действиями центрального правительства было в Ирландии, в которой после Пасхального восстания 1916 года внедрение идеи «содружества» оказалось невыполнимо из-за противоречия законопроектов о мобилизации положениям Гомруля.
Иная ситуация обстояла с британскими протекторатами Египет, Британская Тонга, Британское Сомали, Южная Нигерия, Северное Борнео и некоторыми другими. Местные британские агитаторы привлекали массы в качестве солдат и рабочих на военных объектах за счет «идеи содружества», активизируя «защитнический рефлекс» местного и коренного населения от «внешнего врага». Основная цель агитаторов заключалась в формировании имиджа Великобритании как «протектора» или «защитника» своих владений и их жителей от «внешнего врага» и за счет гарантии защиты от «агрессора» агитаторы побуждали людей вступать в армию. Основная особенность была в том, что протектораты до конца войны продолжали участие на стороне Британской империи, отчего мотивационная пропаганда имела больший успех, нежели в доминионах. Исключением был Египет, так как в нем после распада Османской империи активизировалось национальное движение, в связи с чем Великобритания отменила протекторат над ним, но сохранила право на его оборону.
Британская Индия, Британская Гвиана, Британский Цейлон и Британский Гондурас и некоторые другие колонии были зависимыми территориями, поэтому не требовали проведения широкомасштабной мотивационной пропаганды, как доминионы и протектораты. Агитаторы, привлекая коренное население, фактически внедряли идею «содружества» в сознание подданных, тем самым опирались на «жесткую силу». Исключением была Британская Индия, среди коренного населения которой шло развитие национального самосознания. В связи с этим в качестве мотивации агитаторы делали акцент на идее «содружества наций» в контексте теории «общественного договора». Мотивируя жителей Индии на борьбу с Германией и ее союзниками, местные британские пропагандисты акцентировали внимание на проведении реформ после войны, чем привлекли на свою сторону национальную политическую элиту, способную влиять на массы. Тем самым формируемый положительный имидж Великобритании как «верного своим обязательствам союзника» выступал как фактор «мягкой силы». Еще до войны британские местные власти пошли на некоторые политические уступки, например, издали закон Морли-Минто об индийских советах в 1909 году, в результате чего способствовали формированию положительного имиджа Великобритании в Британской Индии. В начале войны агитаторы мотивировали индийцев на борьбу с Германией посредством «сделки», обещая дальнейшее проведение реформ при условии добровольного их участия в войне. Однако в середине военного конфликта возникла сложная общественно-политическая и социально-экономическая обстановка. Несмотря на то, что национальная элита настаивала на продолжении военных действий, поддерживая «оборонное сознание» масс, общество было утомлено военным положением. В качестве поддержания «боевого духа» жителей Индии британское правительство поставило целью решить вопрос о необходимости внесения определенных корректив в колониальную политику [9, с. 434]. В 1917–1918 годах были проведены реформы Монтегю-Челмсфорда, которые предполагали постепенное создание в Британской Индии ответственного правительства, подчиненного британской власти. Данный акт позволил Великобритании довести войну до конца и в 1919 году в качестве «благодарности» английским парламентом был принят Закон об управлении Индией. Таким образом, особенность продвижения в массы идеи «содружества наций» в Индии, в отличие от других колоний, заключалась в вынужденном поддержании местными британскими властями договорных отношений с коренным населением.
Таким образом, особенности продвижения в массы идеи «содружества наций» зависели от типа зависимой территории. Имидж Великобритании как фактор «мягкой силы» мотивировал жителей доминионов, протекторатов и колоний, в основном Индии, на борьбу с «внешним врагом» и подчеркивал единство между всеми подданными империи независимо от их национальности. После войны идея «содружества наций» продолжала оставаться фактором сближения Великобритании с ее владениями, а после принятия на конференции 1926 года Декларации Бальфура доминионы получили право на свободное членство в добровольном межгосударственном объединении — Британском содружестве наций.

Литература

1. Новейший политологический словарь. Ростов н/Д., 2010.
2. Плакаты Первой мировой войны. Канада // Первая мировая война. URL: http://www.firstwar.info/posters/canada/index.shtml
3. Плакаты Первой мировой войны. Австралия // Первая мировая война. URL: http://www.firstwar.info/posters/australia/index.shtml
4. Godefroy A. Canadian Military Effectiveness in the First World War // The Canadian Way of War / ed. B. Horn. Toronto, 2006.
5. Виллмотт Г.П. Первая мировая война. М., 2010.
6. История Тропической и Южной Африки в новое и новейшее время / Отв. ред. А.С. Балезин. М., 2010.
7. Kipling R. The Irish Guards in the Great War. Vol. I. L., 2007.
8. Beckett I. The Great War. L., 2007.
9. Всемирная история: в 10 т. // под ред. И.И. Минца. Т. 8. М., 1961.

Версия для печати Версия для печати Отправить по почте Отправить по почте

Комментарии (2)

  1. Можно приветствовать попытку исследователя охарактеризовать имперскую политику Великобритании в терминах “мягкой силы” – и такая постановка проблемы имеет право на существование. При этом, как представляется, важно соблюсти терминологическую точность и иметь в виду сложившиеся историографические традиции (британские и отечественные)изучения имперской политики. Ряд конкретных вопросов. О каких протекторатах идет речь? Была ли пропаганда в доминионах организована из единого центра? О каких методах “жесткой силы” идет речь в отношении доминионов после неудачи в применении “мс”? Как с этим тезисом соотносится практика проведения имперских конференций – предвоенных и на завершающем этапе войны? Как выглядела позиция политических лидеров самих доминионов? И частное замечание – ирландский случай вообще особенный! Во-первых, это все еще часть Соединенного Королевства. Во-вторых, если уж упомянута Красная Пасха 1916г., уместно было поставить вопрос о том, как повлияло жесткое подавление восстания на “имидж” UK внутри империи.

    (подписан на комментарии)

    Комментарий от Arshintseva — 5 апреля 2017 @ 09:35 | | Цитировать | Цитировать выбранный текст

  2. title=”Ольга Алексеевна, большое спасибо за Ваши рекомендации. Поскольку эта тема для меня новая и к тому же она очень специфичная, то пока мне сложно найти ответы на указанные Вами вопросы. В своей работе я пытаюсь рассмотреть британскую пропаганду через привлечение подданных империи на борьбу с Германией как с “врагом” Британской империи. Выделенные мною типы зависимых территории связаны с мотивацией как основным методом привлечения внимания британскими агитаторами объектов пропаганды, роли которых играли жители зависимых территорий. Протектораты рассматриваются мной как один из типов зависимых территорий, взятых Великобританией “под защиту”. Египет – один из примеров. Пропаганда в доминионах носила массовый характер, но вот указать центральный орган очень сложно. В качестве основных методов “жесткой силы” можно назвать психологическое давление, разного рода угрозы за неподчинение, прессинг, аресты, особенно по отношению к тем, кто не хотел идти в армию и некоторые другие. “Ирландский вопрос”, согласен с Вами, вопрос особенный. Тенденцию развития имиджа Великобритании проследить можно, на чем постараюсь сделать акцент. Что же касается других замечаний, то я постараюсь учесть их в итоговой научно-исследовательской работе (диссертации), так как данная статья связана с основной темой моего диссертационного исследования. Большое Вам, Ольга Алексеевна, спасибо за указанные замечания и спорные моменты. Мною они будут учтены. Еще раз спасибо.”>

    (подписан на комментарии)

    Комментарий от Павел Ульянов — 9 апреля 2017 @ 20:40 | | Цитировать | Цитировать выбранный текст

Оставить комментарий

XHTML: Вы можете использовать эти теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Spam Protection by WP-SpamFree

Подписаться, не комментируя

 


Страница 1 из 11

© При использовании материалов АШПИ ссылки на эти страницы обязательны.