АЛТАЙСКАЯ ШКОЛА ПОЛИТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ
Интернет-конференция
Хроника Аналитика Конференции Дневники
ALTAI SCHOOL OF POLITICAL STUDIES
Основана в 1996 г.

Коваленко Л.Г. «Мягкая сила» как элемент имиджа государства и механизм взаимодействия в международных отношениях

Сведения об авторе. Коваленко Людмила Георгиевна, канд. филос. наук, доцент, г. Барнаул. Область научных интересов: политический процесс и проблема справедливости.

Аннотация. В современном мире актуальной является проблема взаимодействия государств, поэтому важно понять мотивы субъектов МО, формирующих представления друг о друге и их воплощение на практике. Обозначенная проблема определяется во многом имиджем субъектов МО и механизмами взаимовлияния. Для России вопрос имиджа имеет большое значение, так как образ страны в мире на протяжении истории пугающий, в том числе и сегодня.
Для достижения своих целей государства-субъекты МО используют различные механизмы и инструменты. Прежде всего это — сила, которая отражает способность влиять на поведение другого государства, устанавливая различные формы зависимости. Выделяют «жесткую силу» и «мягкую силу». «Мягкая сила» — это одна из форм внешнеполитической стратегии. Сформировались разные позиции в понимании «мягкой силы».
Рассматривая проблему «мягкой силы», важно выделить ее составляющие и инструментарий, который используется для осуществления влияния как внутри страны, так и вовне. В современной острой ситуации России необходимо кардинально расширить качественное использование всего инструментария «мягкой силы» и изменить укрепившийся в мире неблагоприятный имидж.

«Мягкая сила» как элемент имиджа государства и механизм взаимодействия в международных отношениях

Современный мир очень сложен, и у него мало шансов выжить, если принимать решения относительно других стран, исходя из неверных, мифологизированных представлений о намерениях и возможностях друг друга, что мы в настоящее время и видим в отношении Запада к России. Поэтому важно понять мотивы субъектов, формирующих эти неверные представления и их воплощающих. Отношения между Россией и Западом отличаются особой остротой и напряженностью, вызванной «определяющим обстоятельством российской истории»: страна 300 лет пытается «решить двуединую задачу: с одной стороны, сохранить свою самобытность и особость, свой менталитет и духовное наследие, с другой — открыть источники обновления, связанные с достижениями передовой соседней цивилизация» [1, с. 239]. С точки зрения здравого смысла, практика заимствования достаточно распространена, но на границе двух цивилизаций превращается в острую проблему, так как заимствование — это элемент механизма культурного взаимопроникновения — взаимоотталкивания, чреватого межстрановыми и внутристрановыми конфликтами и расколом. Во многом данная проблема обусловлена имиджем субъектов МО и механизмами, используемыми для взаимовлияния и достижения своих целей. Имидж — это конструируемый с определенными целями образ страны, оказывающий эмоционально-психологическое воздействие на общественное сознание. Формирующие факторы разнообразны: природный потенциал, геополитический и культурный, экономический и национальный, политическая стабильность, защита частной собственности, состояние прав и свобод граждан, военная мощь и другие. Имидж представляет государство вовне, транслируя его цели и интересы другим субъектам.
Для России проблема имиджа очень актуальна. Следует отметить, что образ страны на Западе подается в виде «казарменной империи», подавляющей демократию; этот пугающий образ создается даже через символы: «медведь» — символ правящей партии ЕР — с точки зрения многих оппонентов подчеркивает агрессивность, силу, неповоротливость, а этнографическая символика (матрешка, самовар, балалайка) — глупость, легковесность и пр. Сложился в целом образ противоречивый и пугающий. Роуз Геттемюллер отмечает, что «в глазах американцев Россия предстает одномерной страной, в которой мало что заслуживает положительного отзыва, но очень многое вызывает тревогу, и даже богатства воспринимаются не как источник взаимной выгоды, а как инструмент, позволяющий оказывать давление на соседей и запугивать их» [2, с. 54].
Россия позиционирует себя как евразийская держава, исходя из своего геополитического положения, культуры, состава населения, что позволяет выстраивать взаимоотношения с Западом и Востоком, используя различные механизмы взаимодействия. Прежде всего — это «сила». Данная категория — одна из древнейших, заявившая о себе еще в догосударственный период, а с появлением государства она была легитимизирована. Г. Моргентау писал о «национальном интересе, понимаемом в терминах силы» [3], но применение силы на практике несло на себе отпечаток времени. Общее в многочисленных трактовках силы — это способность влиять на поведение другого государства в желаемом для себя направлении, устанавливать различные формы зависимости. Выделяют: «жесткую силу» (ЖС) и «мягкую силу» (МС). «Жесткая сила» — форма политической власти, предполагающая военное или экономическое принуждение для коррекции поведения или интересов другой политической силы [4]. Например, прямое вмешательство во внутренние дела другого государства; государственный переворот. Страна, в основном использующая один вид силы, более уязвима.
«Мягкая сила» — это форма военно-политической стратегии, предполагающая способность добиваться желаемых результатов на основе добровольного участия, симпатии и привлекательности [4]. Идея и понятие МС имеют свою историю, еще древнекитайский философ Лао-Цзы подчеркивал силу мягкого воздействия [4]. Как предшественницу концепции «мягкой силы» можно рассматривать идею Антонио Грамши о «культурно-идеологической гегемонии». В современную теорию МО концепция «мягкой силы» введена Джозефом Наем (США), который основу влияния видит в глобальном лидерстве США и американских ценностей, рыночной экономики. «Мягкость» предполагает способность воздействовать на других посредством собственного примера и кооптации [5]. Но есть и другое восприятие МС — понимание ее как необходимости осуществлять собственные проекты в области управления и конкурентной борьбы. В Европе сформировалась идея качественного управления и добрососедства; китайцы рассуждают о важности «глобальной гармонии» и видят задачу в проекции своей культуры вовне, продвигая ее ценности, выходя в мир, усиливая международное влияние. Россия отстаивает незыблемость принципа суверенитета в МО — это одно из базовых положений представления о «мягкой силе». В 2007 г. был создан фонд «Русский мир», цель которого — объединить людей, говорящих по-русски. Русский язык был достаточно распространен в период существования СССР и являлся мощным инструментом политического и культурного влияния, самой могучей скрепой. Это также русская литература, музыка, искусство. То есть «Русский мир» — очень широкое понятие, этому миру нужна любовь и понимание, а не жесткая сила. Политика же современной России отпугивает, сокращает пространство русского мира. В 2012 г. Президент РФ призвал активно использовать лексикон, включающий такие понятия, как «национальные ценности», «культурная самобытность» и «мягкая сила», также использовать инструменты лоббизма и МС в международных отношениях [5]. В свою очередь, власть стремится сформировать систему российских ценностей как опоры для применения МС во внешней политике. Хотя следует отметить, что среди экспертов и политологов есть точка зрения о доминировании критики МС и невозможности ее применения во благо РФ. С одной стороны, МС воспринимается как «недостойное» (манипулятивное) средство реализации собственных интересов, а в другой — становится невостребованным поиск нормативного объединяющего идеала, способного сформировать ядро «мягкого потенциала» [6]. Есть также мнение, что методом МС Россия действовать не способна. Эксперт А. Гольц отмечает, что «единственный инструмент, которым РФ может действовать, это сила жесткая, военная сила. И единственный метод убеждения, это попытка кого-то запугать» [6], то есть снова утверждается пугающий имидж страны.
Исследование проблемы «мягкой силы» и ее практическое использование в МО во много определяется национальной идентичностью и материальными возможностями, но есть и обратная зависимость. Выделяют две гипотезы: 1. Чем сильнее давление, заставляющее заимствовать неокультурные идеи (ценности), тем значительнее должны быть затраты на развитие потенциала МС, сохранение интеллектуальной автономии и сопротивление идейной колонизации. 2. Чем своеобразнее культура, тем активнее усилия интеллектуального класса направлены на создание и развитие национальной модели МС и общественных наук для адаптации в условиях глобального мира [5]. Сфера же воздействия российской культуры и потенциала в области теории МО за пределами евразийского пространства сужена, и «мягкая сила» менее эффективна, что обусловлено, как уже отмечалось, ограниченным географическим ареалом русского языка и православия, экономической отсталостью. Рассматривая проблему МС в теории и практике, важно выделить ее структурные составляющие, определяющие инструментарий. Ю. Давыдов предлагает следующие: экономическая сила государства как главное средство внешнеполитического влияния через торговлю, инвестиции, международные организации — МВФ, Мировой Банк и другие; информационная сила — контроль над международными коммуникациями создает новые формы зависимости; идеологическая сила — отражает привлекательность господствующих в обществе ценностей, этических и моральных норм, гуманитарных устремлений (используется «черная» и «белая» пропаганда, очень действенный инструмент — образование); политическая сила — психологические отношения между субъектом и объектом, реализуются через приказы, убеждения, угрозы, харизма лидера, дипломатия, союзы и коалиции (Варшавский договор, НАТО); социальная сила — благоприятные условия жизни и труда [3].
Представители американской школы в инструментарий «мягкой силы» включают: культурные ценности — живопись, архитектуру, театр, кинематограф, английский язык, литературу; передовые научно-технические достижения; качественные и недорогие автомобили доступные для граждан, мобильную связь и электротехнику; потребительские предпочтения — Coca-Cola, Snickers, удобную и практичную одежду, джинсы; программы экологии и безопасности; современные стандарты производства, внедрение ГМО с целью повышения урожая, что спасет человечество от голода [4]. Все эти инструменты МС направлены на усиление влияния как внутри страны, так и за ее пределами.
В начале ХХI века роль МС в МО возросла, поскольку она позволяет более эффективно воздействовать на сознание граждан любой страны, используя все достижения науки и техники через информационные потоки. Огромное значение имеет язык, объединяющий большие пространства. Сокращается ареал использования русского языка, что разрушает и культурное пространство, за которое идет ожесточенная борьба, так как культурные ценности влияют на сознание и поведение сообществ. России необходимо вести активную работу по продвижению своих ценностей в отношении других стран для усиления своего присутствия в мире. Против России ведется настоящая война с использованием МС. Основное направление — работа по оказанию влияния на детей через образовательные центры, начиная с детского сада. Разрабатываются программы воспитания нового поколения с ориентацией на Запад — предоставляется возможность получить бесплатное образование и стажировки за рубежом, открытие образовательных и культурных центров в России.
Как своеобразный инструмент МС можно рассматривать хакерские атаки: их действие сравнимо с ядерным ударом (остановка предприятий по производству урана в Иране Израилем и США). Наносится огромный урон экономике страны, провоцируются конфликты, что также ослабляет страну и обостряет МО.
Фальсификация исторических фактов — это тоже инструмент МС, разрушающий сознание, порабощающий личность. «Зачистка истории» может сплотить народы и возвысить страну, или все разрушить. Желание Запада пересмотреть итоги Второй мировой войны может иметь далеко идущие немирные последствия. Зародившаяся в России идея «Бессмертный полк» — тоже инструмент МС, консолидирующий общество не только внутри, но и вовне, средство преодоления противоречий. Следует отметить, что Европа более склонна к использованию МС, в отличие от США, предпочитая дипломатию и убеждения, развитие коммерческих и экономических связей для укрепления МО, чаще делается упор на процесс, а не на результат, так как считают, что в конечном счете процесс материализуется (например, Минский формат) [7].
Есть точка зрения, что отказ ЕС от политики силы, девальвация военной мощи обусловлены присутствием американских войск, и тем самым Европа попала в зависимость от США, которые готовы использовать свою военную мощь [7]. Ядерное оружие (важнейший признак великой державы) не конвертируется сегодня в политическое влияние на международной арене. Ядерный статус РФ не помог предотвратить расширение НАТО, войну на Балканах, другие опасные и нежелательные события [8]. ООН — организация, которая в полной мере использует инструментарий МС. Россия в отношении ООН воспроизводит идею «концерта держав». Статус постоянного члена Совета Безопасности, дающий право вето — один из немногих, оставшихся у Москвы инструментов политического влияния на глобальном уровне. Сохранение и усиление роли ООН и членства РФ в СБ — ключевая задача российской дипломатии [8]. Опыт «концерта держав» и истории ООН свидетельствует, что эффективность такой стратегии зависит от способности ведущих государств искать и находить решения, которые всех устраивают, а реальная основа этого — общность интересов и ценностей. В настоящее время главной ценностью должно быть сохранение мира, искоренение терроризма и его основ (идеологических, финансово-материальных и др.).
Исходя из вышеизложенного, автор считает, что используемые государствами-субъектами МО механизмы взаимодействия менялись в процессе развития, сообразно историческому времени, месту и роли государств на международной арене, их интересам и целям. И в каждый период времени превалировали механизмы силы либо «жесткой, либо «мягкой». Но представляется, что любая из этих разновидностей может иметь некоторые нюансы: «мягкая-жесткая» или «жесткая-мягкая». Появился еще один термин — «умная сила» — форма политической власти, сочетающая жесткую и мягкую силу для формирования выигрышной стратегии [4]. То есть любая МС несет в себе жесткое воздействие, в результате которого возможно разрушение государства, изменение политической и экономической системы, сознания граждан и модели поведения, причем не только внутри («цветные революции» XXI в.), но и вовне, в отношениях с другими субъектами международных отношений. Применение ЖС власть пытается смягчить обоснованием своих действий гуманитарными целями (бомбежки Югославии, Ирака, разгром Ливии и т.п.). Тем не менее «мягкая сила», как особый механизм взаимодействия, сегодня предпочтительнее, и ее основной инструментарий — дипломатия, экономическое, культурное, экологическое сотрудничество, международные организации, «народная дипломатия». Искусство использования «мягкой силы» оказывает влияние на имидж субъекта (государства, партии, лидера).

Литература

1. Ахиезер А. Рецензия / Уткин А.И. Россия и Запад: История цивилизаций: Учебное пособие. М.: Гардарики, 2000. 574 с. // Pro et Contra. 2001. Т. 6. №4.
2. Геттемюллер Р. Россия глазами американцев //Pro et Contra. 2007. №2.
3. Давыдов Ю. Понятие «жесткой» и «мягкой» силы в теории международных отношений // Международные процессы. 2004. Т. 2. №4.
4. Мягкая сила. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Мягкая_сила
5. Цыганков А. «Мягкая сила» и теория международных отношений // Россия в глобальной политики. 2013. № 6.
6. Наумов А. «Мягкая сила» и «цветные революции» // Российский журнал правовых исследований. 2016. №1 (6).
7. Кейган Р. Сила и слабость // Pro et Contra. 2002. Т. 7. №4.
8. Федоров Ю. Кризис внешней политики России: концептуальный аспект // Pro et Contra. 2001. Т. 6. №1–2.

Версия для печати Версия для печати Отправить по почте Отправить по почте

Комментариев нет

Комментариев пока нет.

Оставить комментарий

XHTML: Вы можете использовать эти теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Spam Protection by WP-SpamFree

Подписаться, не комментируя

 


Страница 1 из 11

© При использовании материалов АШПИ ссылки на эти страницы обязательны.