АЛТАЙСКАЯ ШКОЛА ПОЛИТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ
Интернет-конференция
Хроника Аналитика Конференции Дневники
ALTAI SCHOOL OF POLITICAL STUDIES
Основана в 1996 г.

Козулин В.Н., Чернышов Ю.Г. Имидж страны как фактор «мягкой силы» в международных отношениях: итоги интернет-конференции

Сведения об авторах. Козулин Вячеслав Николаевич, к.и.н, доцент кафедры всеобщей истории и международных отношений Алтайского государственного университета, зам. директора АШПИ, г. Барнаул.
Чернышов Юрий Георгиевич, д.и.н., зав. кафедрой всеобщей истории и международных отношений Алтайского государственного университета, директор АШПИ, г. Барнаул.

Аннотация. В статье дается аналитический обзор основных подходов и точек зрения, высказанных в докладах, присланных на интернет-конференцию Алтайской школы политических исследований (1 апреля — 30 июня 2017 г.). Тема интернет-конференции была обозначена как «Имидж страны как фактор „мягкой силы“ в международных отношениях». Конференция была разделена на три секции: 1) Имидж страны и «мягкая сила»: теоретико-методологические дискуссии и опыт применения понятий; 2) Имидж страны как фактор «мягкой силы» в истории международных отношений; 3) Международный имидж страны и политика «мягкой силы» в современном мире.
Всего на конференцию поступило 29 докладов из 9 городов России (Барнаула, Екатеринбурга, Кирова, Москвы, Новосибирска, Омска, Санкт-Петербурга, Томска, Читы) и трех зарубежных стран (Армении, Казахстана и КНР). В докладах были представлены разнообразные точки зрения и рассмотрены различные проблемы — «мягкая сила», «внешнеполитический имидж», публичная дипломатия, культурная дипломатия, «электоральное хакерство» и др.

Имидж страны как фактор «мягкой силы» в международных отношениях: итоги интернет-конференции

Проблема «мягкой силы» была впервые обозначена в работах американского ученого Джозефа Ная-мл., в конце 80-х гг. прошлого века [1–4]. В то же самое время в политологии, социологии и других общественных науках начала разрабатываться проблема внешнеполитических стереотипов или «имиджей» и их роли в международных отношениях. Очевидно, что интерес к подобной проблематике возник неспроста, он был связан с закономерным этапом в развитии международных отношений, периодами разрядки и заката «холодной войны», когда политики, поняв невозможность или слабую результативность прямого военного противостояния и иного насильственного давления («жесткой» силы) занялись поисками альтернативных эффективных рычагов воздействия на международных акторов . В настоящей статье мы постараемся дать обзор основных подходов и точек зрения, высказанных в докладах, присланных на интернет-конференцию по этой теме.
Традиция проведения интернет-конференций АШПИ (в апреле–июне каждого года) насчитывает уже 15 лет. Подобные «заочные» виртуальные конференции обычно предваряют «очные» научно-практические конференции (проводимые АШПИ в конце сентября). На очные конференции приглашаются авторы наиболее интересных докладов.
В этом году на интернет-конференцию поступило 29 докладов из 9 городов России (Барнаула, Екатеринбурга, Кирова, Москвы, Новосибирска, Омска, Санкт-Петербурга, Томска, Читы) и трех зарубежных стран (Армении, Казахстана и КНР). Программа конференции предполагала работу в трех секциях. В первой секции, «Имидж страны и «мягкая сила»: теоретико-методологические дискуссии и опыт применения понятий», обсуждались и конкретизировались концепции и теоретико-методологические подходы к теме, уточняется содержание ключевых понятий. Вторая секция называлась «Имидж страны как фактор «мягкой силы» в истории международных отношений». В ней рассматривались конкретные эпизоды, «кейсы» в истории международных отношений, когда имиджформирующая политика того или иного государства была тесно связана с применением «мягкой силы». В третьей секции («Международный имидж страны и политика «мягкой силы» в современном мире») рассматривался опыт изучения того, как менялись роли, статус и степень влияния различных стран в современном мире в связи с их попытками продвижения имиджа и применения «мягкой силы».
Тема конференции показалась многим участникам особенно важной еще и потому, что в современном мире многие страны, желающие усилить свое влияние, все чаще делают акцент не на военную силу, а на привлекательность имиджа и на «мягкую силу». При этом существуют разные понимания пределов таких возможностей, да и сами трактовки «мягкой силы» нередко серьезно отличаются от тех, которые были первоначально даны в работах Дж. Ная. Именно эти аспекты исследуются в «теоретическом» блоке, в который вошли доклады профессора В.Р. Филиппова (д.и.н., ведущего научного сотрудника Института Африки РАН), доцента А.Н. Харина (Кировский филиал РАНХиГС при Президенте РФ), доцента О.А. Аршинцевой (АлтГУ) и др. В докладе О.А. Аршинцевой «Най и концепт «мягкой силы»: дискуссионные вопросы прикладного анализа» предпринята попытка обзора наиболее характерных для отечественных международных и междисциплинарных исследований трактовок «мягкой силы» на фоне эволюции представлений американского политолога Джозефа Ная-младшего, создателя оригинальной концепции. Характеризуя современную позицию Ная, автор подчеркивает свойственный ему комплексный компаративный подход к ресурсному потенциалу влиятельных акторов мировой политики, а также высказывает соображения об инструментальном применении его идей в международном анализе. В докладе А.Н. Харина «Имидж страны и «мягкая сила» в концепциях американских политологов» рассмотрено формирование концепции внешнеполитического имиджа США в работах американских политологов. Автор отмечает, что если в работах американских ученых и политиков в 2000-х гг. преобладал своеобразный «имперский» имидж, то с изменением внешнеполитической ситуации начинает формироваться иной образ Америки.
Читинская исследовательница К.А. Тарабарко в своем докладе «Концепция „мягкой силы культуры“ в китайском научном дискурсе» рассмотрела становление концепции «мягкой силы культуры» в КНР. Автор пришла к выводу, что фундаментальные исследования в данной области сосредоточены на уточнении родственных понятий и теорий и установлении категориальных диалектических связей, и отметила, что концепция «мягкой силы культуры» Китая достаточно систематизирована, обнаруживает антропологическое и ценностно-идеологическое содержание. Исследователь из Екатеринбурга, К.М. Табаринцева-Романова в докладе «Эволюционные изменения концептов: «мягкая сила», культурная политика и внешнеполитический имидж» предприняла попытку рассмотреть происходящие эволюционные изменения в концептах «мягкая сила», публичная дипломатия и культурная дипломатия. По мнению автора, в современной геополитической ситуации культурная дипломатия отделяется от публичной и становится самостоятельным инструментом «мягкой силы». При этом стратегия формирования внешнеполитического образа, как отдельного государства, так и международной организации приобретает схожие черты. В.Р. Филиппов в своем докладе обратил внимание на проблему «имиджа страны» как некой информационной модели. По его словам, сознание — субъективный образ объективного мира, а образ страны — ситуативный ее образ в сознании индивидов. Целесообразно развести понятия «образ страны» и «имидж страны». Первое характеризует калейдоскоп субъективных стереотипов, мнений, суждений, возникающих и исчезающих в головах людей. Второе представляет собой объективную достаточно устойчивую информационную модель, которую формирует идеологический и пропагандистский аппарат государства. Понятие «имидж страны» описывает ту «картинку», которую масс-медиа внедряют в массовое сознание для формирования «образа страны» в массовом сознании.
Второй блок докладов связан с изучением исторических прецедентов применения «мягкой силы» в истории международных отношений. В представленных докладах рассматриваются самые разные сюжеты истории — от эпохи колониальных империй Нового времени до 70-х годов прошлого столетия. Пожалуй, можно отметить как наиболее дискуссионный доклад профессора С.В. Фоменко (Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского), в котором исследовательница рассматривает с позиций теории «мягкой силы» политику нацистской Германии в 1933–1939 гг. Автор стремилась показать, что явление «мягкой силы» — в широком и в узком понимании этого термина — отнюдь не ново. Гитлеровский рейх добивался достижения своих внешнеполитических целей не только с помощью силы или подкупа, но и за счет привлекательности некоторых сторон своей действительности для части европейцев. Эта привлекательность, бывшая чаще всего мнимой, многократно усиливались нацистской пропагандой, создававшей благоприятный имидж Германии и, наоборот, отвратительный имидж ее «контрагентов».
Аналогичный подход использовал в своем докладе профессор АлтГУ О.Ю. Курныкин, который рассмотрел возможность применения концепции Дж. Ная к феномену колониальных империй Нового времени. По мнению автора, существенная роль политико-моральных и культурно-исторических мотиваций при реализации имперских проектов создает предпосылки для использования предложенного американским исследователем аналитического инструментария с учетом своеобразия исторической эпохи и практики функционирования колониальных империй.
Молодой барнаульский исследователь П.В. Ульянов в поисках сюжета своего доклада обратился к истории британской пропаганды периода Первой мировой войны. В своем докладе он рассмотрел отражение идеи «содружества наций» в британской пропаганде в контексте создания имиджа империи — как фактора «мягкой силы». Исследуя британский опыт мотивационной пропаганды, автор выявляет особенности мотивации подданных Британской империи на борьбу с Германией и ее союзниками в период военного конфликта. По словам исследователя, в зависимости от типа подчиненной Великобритании территории пропаганда имела свои особенности проведения. Еще один молодой исследователь из Барнаула Н.Ю. Самойлов в своем докладе рассмотрел три направления массовой культуры Великобритании 1960–70-х гг. — кинематограф, литературу и музыкальную индустрию в качестве трех ключевых элементов «мягкой силы» страны, благодаря которым массовая культура Великобритании смогла выйти на лидирующие позиции в мире даже в условиях относительной ограниченности средств и доминирования иностранной (прежде всего американской) массовой культуры в послевоенный период.
Доцент АлтГУ Н.С. Малышева в своем докладе проанализировала применение Плана Маршалла в качестве инструмента публичной дипломатии США. Исследовательница отмечает, что предоставление экономической помощи странам Западной Европы сопровождалось беспрецедентной информационной кампанией, направленной на формирование положительного образа США среди европейцев. При этом с наибольшими сложностями американская пропаганда столкнулась во Франции, где после окончания Второй мировой войны были распространены антиамериканские настроения.
Больше всего докладов поступило в третью секцию, посвященную проблеме имиджа стран и политике «мягкой силы» в современном мире.
Профессор Е.Ю. Лицарева (зав. кафедрой востоковедения Национального исследовательского Томского государственного университета) представила доклад на тему «„Мягкая сила“ стран Юго-Восточной Азии». Согласно ее выводам, в силу исторически сложившихся политических, культурных и экономических причин важное значение в Юго-Восточной Азии приобретают такие компоненты «мягкой силы» внешней политики, как принципы «консенсуса», «невмешательства во внутренние дела друг друга» и «пассивного сопротивления» какому-либо влиянию крупных региональных и внерегиональных игроков, если такое влияние не учитывает интересы государств ЮВА. С помощью переговоров, компромиссов и сотрудничества «мягкая сила» используется странами региона в качестве «мягкого влияния» для отстаивания собственных позиций.
К «азиатскому» направлению исследований относится и значительная часть других докладов секции. Исследовательницы из Екатеринбурга Е.В. Романова и К.Г. Муратшина проанализировали опыт применения Китайской Народной Республикой в ее взаимоотношениях с Итальянской Республикой такого инструмента «мягкой силы», как создание Институтов Конфуция. Аспирант кафедры востоковедения Забайкальского госуниверситета Ни Цзяоцзяо (Китайская Народная Республика) в своем докладе представил и проанализировал «культурный брендинг» как инструмент мягкой силы Китая. Магистр политологии А.Д. Дерендяева рассмотрела основные инструменты «мягкой силы» и их применение при формировании имиджа столицы Республики Казахстан Астаны. Казахстанской проблематике посвящен также доклад магистранта Алтайского государственного педагогического университета Т.С. Мизимбаева (о конституционно-правовых основах национальной политики Казахстана). Магистр международных отношений Ю.И. Бокова исследовала практическое применение концепции «мягкой силы» Дж. Ная во внешней политике Республики Корея. Аспирант исторического факультета АлтГУ С.Ф. Назаршоева проанализировала особенности политики Республики Таджикистан по формированию международного имиджа страны.
Несколько докладов посвящены иным географическим векторам. Так, доклад, московской исследовательницы Х.М. Турьинской из Института Африки РАН, постоянной участницы наших конференций, посвящен африканской тематике — современной политике Франции на Коморах — как сочетанию «мягкой» и «жесткой» силы. Сюжет доклада барнаульской исследовательницы Е.А. Бикетовой посвящен белорусской проблематике. В нем рассматривается влияние имиджа Республики Беларусь и его составляющих в качестве инструмента «мягкой силы» в отношениях Беларуси с Евросоюзом. Проанализирована история белорусско-европейских отношений в контексте применения «мягкой силы» во внешнеполитической стратегии Беларуси.
Отдельно стоит отметить два доклада, посвященных не конкретным «страновым», но более глобальным сюжетам. Это доклад бакалавра международных отношений из АлтГУ А.А. Гурьяновой о «мягкой силе» ООН, в котором автор анализирует возможность применения ООН «мягкой» и «жесткой» силы для достижения целей, поставленных в Уставе организации и пытается дать оценку эффективности этих видов силы в современных реалиях. Исследовательница делает вывод о приоритетности применения «мягкой силы» для решения большинства новых угроз международной безопасности. Другой доклад такого рода принадлежит новосибирской исследовательнице Е.В. Гребенкиной (аспирантке Новосибирского государственного университета экономики и управления). Он посвящен анализу новые видов дипломатии и проблеме многообразия акторов — как новым перспективам для «мягкой силы» государства и его внешней политики. Автор отмечает, что современные международные отношения характеризуются сетевой структурой, сформировавшейся под воздействием интеграционных и глобализационных процессов. Информатизация придала этим процессам ускорение и сделала возможным активное участие негосударственных акторов в международных делах. Такие акторы постепенно включились в новые виды дипломатии, и, как следствие, в формирование имиджа страны за рубежом. В результате «мягкая сила» приобретает новые формы и уровни воздействия на общественное мнение.
Большая часть докладов третьей секции затрагивает российскую проблематику. Эти доклады, пожалуй, являются наиболее острыми и в значительной степени критичными по отношению к современной российской политике выстраивания имиджа страны. Исследователь из Армении (г. Ереван) Г.П. Григорян, который уже не раз принимает участие в Интернет-конференции АШПИ, рассмотрел некоторые вопросы внешнеполитического имиджа и влияния России, приведя разнообразные сравнительные графики и конкретные примеры. В качестве вывода он отмечает, что несмотря на политизированность результатов тех или иных рейтинговых оценок, очевидно, что России есть над чем работать в вопросе выработки стабильного позитивного рейтинга, и что эффективность российской «мягкой силы» на сегодняшний день отстает по сравнению со многими другими странами. Интересное видение проблемы современного имиджа России представлено в докладе завсегдатая наших конференций исследователя из Санкт-Петербурга О.Ч. Реута «Страна электоральных хакеров — новый образ России?» В докладе рассматривается опыт встраивания дискурса влияния на ход зарубежных выборных кампаний в логику применения «мягкой силы» при позиционировании современных средств и методов актуальной российской внешней политики.
Заместитель директора АШПИ доцент АлтГУ В.Н. Козулин в своем докладе высказал некоторые идеи и предложения по улучшению международного имиджа России. Исследователем рассмотрена проблема привлекательности образа страны — как одного из главных факторов «мягкой силы» — на примере России. По его мнению, у России существует большой потенциал естественной привлекательности — не меньший, чем у многих развитых западных стран. Но для его активизации необходимо изменить приоритеты ее культурной политики и в известной степени политики в целом. Автор призывает делать ставку не на информационные войны и демонстрацию военной мощи, а на развитие культуры, науки, образования и всяческое поощрение свободы творчества в России. Продолжает и конкретизирует эти мысли аспирантка Института Европы РАН М.И. Ведерникова – в своем докладе она анализирует политтехнологические и методологические возможности «мягкой силы» для корректировки имиджа России в европейских странах. Автор отмечает, что в сложившейся международной ситуации представляется наиболее продуктивным делать акцент на культурное и научное взаимодействие России с Европой (гуманитарный вектор).
Специфике понимания и использования концепции «мягкой силы» современным российским руководством посвящен доклад доцентов А.М. Бетмакаева и И.Н. Юдиной (из Барнаула). Ссылаясь на мнение нидерландского исследователя М. Ван Херпена, авторы доклада отмечают стремление российского руководства изменить содержание понятия Джозефа Ная. Констатируется, что Кремль зачастую рассматривает «мягкую силу» исключительно как составную часть «жесткой силы», и поэтому, например, подкуп иностранных политиков, информационная война или шпионаж за границей представляются полезными инструментами «мягкой силы». Одна из причин акцента руководства России на «силу» в ущерб «мягкости», по мнению авторов, заключается в том, что «мягкая сила» слабо подкреплена экономическим статусом страны, и Россия не может предложить в этой сфере что-то достойное для привлечения.
Прекрасно резюмирует это критическое направление доклад магистрантки из МГИМО К.П. Пашуто «Особенности формирования имиджа России на постсоветском пространстве». Молодая исследовательница замечает что, «к сожалению, в России складывается неверное представление о процессе формирования имиджа. Полагают, что для позитивного имиджа достаточно нанять PR-агентство, которое при помощи маркетинговых технологий изменит представления о государстве». Автор доклада придерживается мнения: «чтобы обладать привлекательным имиджем, необходимо быть привлекательным государством». Вывод этого доклада целесообразно привести полностью: «Россия тогда будет обладать позитивным имиджем, когда она станет демократическим государством с развитой либеральной экономикой, прозрачной процедурой выборов, отсутствием коррупции, богатой современной культурой, наукой, пользующейся поддержкой государства и т.д. В противном случае все попытки «конструировать» за рубежом имидж демократического и правового государства, привлекательного для инвесторов и туристов при реальном отсутствии демократии, систематическом нарушении прав и свобод человека, повсеместной коррупции так и останутся Сизифовым трудом».
Таким образом, в докладах были представлены самые разные точки зрения, в том числе и критические, рассмотрены разнообразные проблемы и аспекты: «мягкая сила», «внешнеполитический имидж», публичная дипломатия, культурная дипломатия, «электоральное хакерство» и т.д. Прозвучали и конкретные конструктивные предложения по использованию «мягкой силы» и оптимизации международного имиджа России. В целом получилась достаточно содержательная дискуссия, которая, смеем надеяться, в какой-то степени обогатила изучение актуальной в современной науке о международных отношениях проблемы внешнеполитического имиджа и «мягкой силы».
Тексты всех докладов выставлены на обсуждение на сайте АШПИ: http://ashpi.asu.ru, а ссылки на них – в сообществе «Живого Журнала»: http://community.livejournal.com/image_of_russia («Международный имидж России»). Все доклады и материалы обсуждения будут опубликованы в виде очередного (33-го) выпуска «Дневника АШПИ» и выставлены в сети Интернет. Издание включено в РИНЦ и размещено на сайте eLibrary.ru. Предполагаемое время выхода сборника — декабрь 2017 г.

Литература

1. Nye Jh.S. Bound to Lead: The Changing Nature of American Power. N.Y., 1990. URL: http://www.kropfpolisci.com/exceptionalism.nye.pdf
2. Nye Jh.S. Is the American Century Over? Cambridge, 2015.
3. Nye Jh.S. The Means to Success in World Politics. N.Y., 2004.
4. Най Дж.С. Гибкая власть: как добиться успеха в мировой политике / Пер. с англ. Новосибирск, М., 2006.
web stats

Версия для печати Версия для печати Отправить по почте Отправить по почте

Комментариев нет

Комментариев пока нет.

Оставить комментарий

XHTML: Вы можете использовать эти теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Spam Protection by WP-SpamFree

Подписаться, не комментируя

 


Страница 1 из 11

© При использовании материалов АШПИ ссылки на эти страницы обязательны.