АШПИ | Бетмакаев А.М. Изучение культурной дипломатии в современной зарубежной историографии «холодной войны»

АЛТАЙСКАЯ ШКОЛА ПОЛИТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ
Интернет-конференция
Хроника Аналитика Конференции Дневники
ALTAI SCHOOL OF POLITICAL STUDIES
Основана в 1996 г.

Бетмакаев А.М. Изучение культурной дипломатии в современной зарубежной историографии «холодной войны»

Сведения об авторе. Бетмакаев Алексей Михайлович, к.и.н., доцент кафедры всеобщей истории и международных отношений Алтайского государственного университета, г. Барнаул. Область научных интересов: история Германии после 1945 г., история международных отношений, современные международные отношения.

Аннотация. Холодная война означает геополитическое противостояние Востока и Запада, конфронтацию двух конкурирующих идеологий, экономических и политических моделей, региональные конфликты и соревнование во многих областях. Посредством культурных обменов и других форм культурного взаимодействия поверх «железного занавеса» деятели культуры, которые не были ранее вовлечены во внешнюю политику, участвовали в действиях культурной дипломатии, хотя они не всегда разделяли взгляды и цели своих правительств. Культурная дипломатия эпохи «холодной войны» продемонстрировала новые типы взаимодействия, и поэтому в последние два десятилетия находится в центре многочисленных зарубежных исследований.

Изучение культурной дипломатии в современной зарубежной историографии «холодной войны»

«Мягкая сила» страны опирается на ресурсы культуры, ценностей и политики нации. Автор этого понятия Дж. Най утверждал, что общественная дипломатия — внешнеполитический инструмент, который использует правительство, — без привлекательного содержания национальной культуры, ценностей и политики не сможет обеспечить «мягкую силу» страны [1, p. 95].
Долгое время исследования по истории «холодной войны» выступали в качестве особой исследовательской парадигмы в общей историографии международных отношений после Второй мировой войны. Их авторы уделяли основное внимание внешнеполитической деятельности, концентрируясь на международной политике, дипломатии высокого уровня и военном деле. Но после окончания «холодной войны» произошли резкие изменения: культура и общественное развитие Запада и Востока, которые были маргинальными в историографии «холодной войны», быстро вышли на заметное место. Одним из важных факторов этого было открытие границ и доступ к основным источникам, которые оставались закрытыми для большинства исследователей на протяжении всей «холодной войны».
За последние 2 десятилетия появилось множество исследований роли культурной дипломатии в международных отношениях. Значительная часть их авторов основное внимание уделяет США и «холодной войне», полагая, что культурная дипломатия стала ключевым инструментом американской политики «сдерживания» СССР. В нашей работе предпринимается попытка охарактеризовать основные подходы и показать результаты в изучении культурной дипломатии в современной зарубежной историографии «холодной войны».
На первый взгляд, понятие «культурная дипломатия» является одномерным, поскольку связано с внешней политикой государства и исключает дипломатическое взаимодействие. Известная и авторитетная американская исследовательница Дж. Гиноу-Хехт выделяет 3 подхода к изучению культурной дипломатии: 1) использование культуры в качестве «инструмента государственной политики и пропаганды»; 2) культурная дипломатия было средством установления отношений с зарубежными странами; 3) культурная дипломатия находится вне сферы государства, во-первых, как продвижение неправительственными акторами «национальной культуры» за рубежом и, во-вторых, как интерактивный международный культурный обмен. Для всех трех подходов культурная дипломатия, в конце концов, — как и классическая политическая дипломатия — инструмент и способ взаимодействия с внешним миром [2, p. 9–11].
Изначально исследования в сфере культурной дипломатии использовали понятие «культурная холодная война», которое описывает действия, используемые правительствами во внешней политике и направленные на воображаемого врага или предназначены, чтобы обратиться к странам и населению в своих собственных блоках. Исследования в рамках этого подхода рассматривали культуру как область конфликта и соревнования между двумя блоками. [3–8]
В сборнике статей «Культурная холодная война в Западной Европе, 1945–1960 гг.» [7] представлены материалы международной конференции 2001 г. и, по сути, подведены итоги изучения «культурной холодной войны» в 1990-е гг. В центре внимания многих авторов сборника оказались действия ЦРУ по ведению «культурной войны» против СССР, о которых рассказала британская журналистка и режиссер-документалист Френсис С. Сондерс в своей книге 1999 г. Русский перевод книги был опубликован в 2013 г. По ее данным, ЦРУ финансировало и координировало не только действия правых интеллектуалов и организаций, но и людей левых взглядов. Курируемый ЦРУ «Конгресс за свободу культуры» был платформой для Джорджа Оруэлла, Бертрана Рассела, Жан-Поль Сартра, Артура Кёстлера [3].
К сожалению, ряд авторов сборника «следуют» за интерпретацией Сондерс культурной дипломатии Америки, хотя в книге британки нередки сомнительные сведения и фактические неточности. Критики ревизионистской интерпретации Сондерс обращают внимание на то, что в этом случае понятия «культурная дипломатия» и «политическая пропаганда» оказываются взаимозаменяемыми. Несогласные с этим подходом в своих статьях делают акцент на исследовании «высокой культуры» как политического послания.
Важно также подчеркнуть, что указанный сборник, как и многие другие работы, концентрируется на культурной дипломатии США, игнорируя тот факт, что Советский Союз тоже был культурной супердержавой. СССР использовал различные формы искусства как инструмент своей внешней политики. После смерти Сталина в 1953 г., использование искусств в советской внешней политике особенно расширилось, становясь глобальным по своим масштабам.
Постепенно в историографии приходило понимание, что культурная дипломатия являлась более сложной областью, чем традиционная дипломатия. Роль деятелей культуры в дипломатических акциях не могла быть оценена однозначно. Иногда результаты этих действий даже противоречили целям, запланированным администрацией, которая, как предполагалось, контролировала культурную дипломатию. Подобные случаи стали предметом изучения в ряде работ, посвященных отношениям между государством и деятелями культуры [9–12].
Американский историк Грэг Барнхисел в книге «Модернисты холодной войны: Искусство, литература и американская культурная дипломатия» пересматривает устаревший ревизионизм: с середины 1970-х гг. ученые и журналисты левых взглядов настаивали, что искусство абстрактного экспрессионизма использовалось в официальной пропаганде для рекламы преимуществ американской свободы и индивидуализма. В отличие от Сондерс, Барнхисел указывает, что даже самые лояльные модернистские художники «часто отказывались соответствовать» и редко пели в гармонии с ЦРУ [11, p. 9]. Как постревизионист он полагает, что модернистское визуальное искусство было успешным конкурентом советскому академизму на свободном культурном рынке культуры.
Разделяя этот подход, американская исследовательница Даниэль Фослер-Лушьер в книге «Музыка в американской дипломатии холодной войны» [12] подробно исследует роль музыкантов в культурной дипломатии. С 1954 г. и до начала 1970-х гг. США способствовали тому, чтобы американские музыканты поехали за границу и выступили перед зрителям в странах советского блока. Они устраивали мастер-классы с местными музыкантами, давали концерты в посольствах, что означало установление неустойчивого равновесия между эстетическими ценностями и политическими интересами. Это был ранний пример того, что Джозеф Най называл «мягкой силой». особое место отводилось исполнению произведений музыкального авангарда. Эта музыка, в отличие от поп-музыки, подтверждала репутацию США как передовой страны в сфере культуры.
Во многих случаях выбор, сделанный людьми, вовлеченными в культурные обмены, не был ограничен простым принятием или отклонением целей государства. Культурная дипломатия была обращена к эмоциям и созданию воображаемой реальности. Такое понимание привело к новым публикациям, в которых исследовались, например, роль экономики и культуры в развитии обществ в эру «холодной войны» [13–18].
В сборнике статей «Через блоки: культурная и социальная история холодной войны» [13] исследованы процессы культурного обмена и интеллектуального движения из одной страны в другую. В одной из статей показано, как «холодная война» сформировала советский взгляд на кино как пропагандистское оружие (на примере советского фильма «Адмирал Нахимов»).
В сборнике статей «Разделенные сказочные миры? Культурная холодная война на Востоке и Западе» [15] смещают обсуждение с «культурной холодной войны» к «культуре холодной войны» — от вопросов культурной дипломатии к культурным истокам конфликта.
Монография «Американо-советская культурная дипломатия: Американская премьера» американки Кадры Питерсон Макдэниэл [17] исследованы гастроли балета Большого театра в 1959 г. как один из инструментов пропаганды, разработанных Советским Союзом, чтобы продемонстрировать американской аудитории советское культурное превосходство. Книга пытается восполнить очевидный дефицит исследований по истории советской культурной дипломатии во время холодной войны. Культурные отношения между двумя супердержавами после Второй мировой войны тормозило опасение, что планы культурного обмена нацелены на подрыв системы ценностей. Тем не менее, оба правительства начали рассматривать культурные обмены как инструмент внешней политики. Американский тур советского балета рассматривался Н.С. Хрущевым как победа советской культурной дипломатии в конфронтации холодной войны.
Тема межкультурного взаимодействия с особой силой звучит на страницах сборника «Музыка, искусство и дипломатия: культурные взаимодействия Восток–Запад и Холодная война» [18] под редакцией финских исследователей С. Микконена и П. Суутари, которые выступили организаторами международной конференции «Культурные обмены Восток–Запад и холодная война» в Университете Ювяскюли в июне 2012 г. Материалы конференции опубликованы не только в указанном сборнике, в сборника но и в специальный выпуске исторического журнала в Румынии [19].
По мнению многих участников этой международной конференции, агентам культурной дипломатии иногда удавалось влиять и на дипломатию, и на дипломатические цели. Когда смерть Сталина дала дорогу изменениям в советской внешней политике, было естественным, что артисты и художники играли важную роль в проведении культурной дипломатии. Советское культурное «наступление» расширилось, когда были подписаны культурные соглашения со многими странами Запада. Советские власти стремились свести к минимуму влияние западной контрпропаганды, организуя культурные обмены при помощи частных импресарио и меценатов. Хотя Соединенные Штаты первоначально не желали заключить соглашение о культурном обмене с Советским Союзом, соглашение было заключено и сопровождалось с обеих сторон концертными турами высококлассных исполнителей, включая также хоры, танцевальные ансамбли и симфонические оркестры.
В феврале 2017 г. в Финляндии состоялась международная конференция «Культурные отношения между Востоком и Западом: взаимодействие искусства и культурной дипломатии (1945–2017 гг.) [20]. Конференция является частью проекта «Травма и возрождение», который изучает культурные связи между Востоком и Западом после Второй мировой войны. Проект координируется Центром изобразительных искусств в Брюсселе (BOZAR) и софинансируется программой Европейского Союза «Креативная Европа (Creative Europe)». Проект стартовал в июне 2016 г. и продлится до конца 2018 г.
Мы полагаем, что новые подходы и перспективы, которые открывают подобные широкомасштабные международные проекты при участии также российских историков, вносят ценный вклад в исследование культурных отношений и особенно культурной дипломатии между Востоком и Западом во время «холодной войны».

Литература

1. Nye J. Public Diplomacy and Soft Power // Annals of the American Academy of Political and Social Science. 2008. Vol. 616. №1.
2. Gienow-Hecht J.C.E. What Are We Searching For? Culture, Diplomacy, Agents, and the State // Searching for a Cultural Diplomacy / ed. J. C. E. Gienow-Hecht, M. C. Donfried. N.Y., Oxf., 2010.
3. Сондерс Ф.С. ЦРУ и мир искусств: Культурный фронт холодной войны / пер. с англ. М., 2013.
4. Richmond Y. Cultural Exchange and the Cold War: Raising the Iron Curtain. University Park, 2003.
5. Shaw T. Hollywood’s Cold War. Edinburgh, 2007.
6. Belmonte L.A. Selling the American Way: U.S. Propaganda and the Cold War. Philadelphia, 2008.
7. The Cultural Cold War in Western Europe, 1945-1960 / ed. G. Scott-Smith, H. Krabbendam. L., 2003.
8. Gienow-Hecht J.C.E. Culture and the Cold War in Europe // The Cambridge History of the Cold War / ed. M. P. Leffler, O. A. Westad. Vol. I. Camb., 2011.
9. Cold War Modern: Design 1945-1970 / ed. D. Crowley, J. Pavitt. L., 2008.
10. Castillo G. Cold War on the Home Front: the Soft Power of Midcentury Design. Minneapolis, 2010.
11. Barnhisel G. Cold War Modernists: Art, Literature, and American Cultural Diplomacy. N.Y., 2015.
12. Fosler-Lussier D. Music in America’s Cold War Diplomacy. Oakland, 2015.
13. Across the Blocs: Cold War Cultural and Social History / ed. R. Mitter, P. Major. L., Portland, 2004.
14. Reassessing Cold War Europe / ed. S. Autio-Sarasmo, K. Miklóssy. Milton Park, N.Y., 2011.
15. Divided Dreamworlds? The Cultural Cold War in East and West / ed. P. Romijn, G. Scott-Smith, J. Segal. Amst., 2012.
16. Cold War Cultures: Perspectives on Eastern and Western European Societies / ed. A. Vowinckel, M. M. Payk, T. Lindenberger. N.Y., Oxf., 2012.
17. McDaniel C.P. American-Soviet Cultural Diplomacy: the Bolshoi Ballet’s American Premiere. Lanham, 2015.
18. Music, Art and Diplomacy: East-West Cultural Interactions and the Cold War / ed. S. Mikkonen, P. Suutari. Burlington, 2016.
19. Special Issue on Cultural Exchanges during the Cold War // Valahian Journal of Historical Studies. 2013. №20.
20. East-West Cultural Relations: Interplay of Arts and Cultural Diplomacy 1945–2017 (24–25 February 2017, University of Jyväskylä, Ruusupuisto). URL: https://ewcr2017.files.wordpress.com

Версия для печати Версия для печати Отправить по почте Отправить по почте

Комментариев нет

Комментариев пока нет.

Оставить комментарий

XHTML: Вы можете использовать эти теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Spam Protection by WP-SpamFree

Подписаться, не комментируя

 


Страница 1 из 11

© При использовании материалов АШПИ ссылки на эти страницы обязательны.