АШПИ | Аршинцева О.А. Образ воюющей страны на политических плакатах: Британская империя и США в Первой мировой войне

АЛТАЙСКАЯ ШКОЛА ПОЛИТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ
Интернет-конференция
Хроника Аналитика Конференции Дневники
ALTAI SCHOOL OF POLITICAL STUDIES
Основана в 1996 г.

Аршинцева О.А. Образ воюющей страны на политических плакатах: Британская империя и США в Первой мировой войне

Сведения об авторе. Аршинцева Ольга Алексеевна, к.и.н., доцент кафедры всеобщей истории и международных отношений Алтайского государственного университета. Сфера интересов — мировая политика, международные отношения, теория и методология международно-политического анализа.

Аннотация. В статье исследуется практика политической пропаганды Великобритании и США на материале политического плаката в период Первой мировой войны. Отталкиваясь от специфики изобразительного языка этого массового визуального средства пропаганды, предпринята попытка сравнительного анализа образа воюющей страны в качестве основного контента, чтобы выяснить мобилизационные ресурсы и механизмы его воздействия на массовое сознание. Отбор значимых символов для плакатного изображения был обусловлен военно-патриотическими задачами и исходил из массовых стереотипических представлений о своей стране, ценностных, политических и культурных традиций. Для британской пропаганды основным стал героический образ Британской империи, для американской — либерально-демократическая традиция и гражданская солидарность.

Образ воюющей страны на политических плакатах: Британская империя и США в Первой мировой войне

Первая мировая война, беспрецедентная по масштабам и характеру, поставила общества и властные элиты воюющих стран перед лицом новых, столь же беспрецедентных вызовов, которые были объединены комплексом задач по мобилизации всех ресурсов — людских, военно-стратегических, экономических, политических и информационно-психологических. В условиях затяжного характера войны важным идейно-политическим инструментом консолидации общества в каждой из стран-участниц стала политическая пропаганда. Разнообразная пропагандистская практика времен Первой мировой войны стала предметом исследования начиная с 1920-х гг. (Г. Ласвель), однако, несмотря на достаточно высокую степень изученности, в современном информационном обществе остается актуальной. К тому же, новейшие цифровые технологии качественно расширили доступ к источникам, а современные научно-исследовательские методики создали основу для разнообразных по жанру междисциплинарных исследований, включая сравнительный анализ национальных моделей. В этом ряду опыт британской политической пропаганды военного времени оказался одним из самых результативных и новаторских, косвенным подтверждением чему может служить значительное число исследований по теме. Даже на этом фоне история британской политической пропаганды изучена, пожалуй, лучше других, но по-прежнему остается в центре внимания не только английской, но и зарубежной историографии [1]. А обширный фактический материал по теме позволяет выбрать для сравнения — как наиболее репрезентативные — формы и направления пропагандисткой практики Великобритании, избежав при этом повторения традиционных сюжетов, самым популярным из которых был и остается «образ врага», а на второе место по полярности рискнем поставить образ союзника. В выборе объекта для сравнения представлялось важным не только избежать банальности, но выявить на фоне общих закономерностей формирования механизмов пропаганды национальную специфику, обусловленную историей, политическими институтами, культурой и традициями страны. В данном случае дополнительным аргументом в пользу США стало их особое положение среди воюющих держав в целом и держав Антанты, в частности, а также особый характер трансатлантических отношений между бывшей метрополией и восходящим лидером Нового света.
Разделяя внутреннюю и внешнюю пропаганду по признаку целевой аудитории, а в случае с последней по направленности на союзников, нейтральные страны и противников, исследователи склонны подчеркивать универсальный характер ее целей. К ним принято относить внедрение в массовое сознание в доступной и яркой форме (как риторически, так и визуально) представлений о целях войны, о необходимых средствах и ресурсах для достижения победы, о своей стране как воюющей нации, ее союзниках и врагах. Учитывая особенности коллективного восприятия и накопленный в предвоенный период опыт использования технологий массовой политической мобилизации (в процессе выборов), вполне объяснима популярность и широкое распространение такого визуального (статичного) пропагандистского продукта как политический плакат. Как раз пропагандистские изображения посредством визуальных образов и предлагали публике ответы на вопросы о том, кто мы, ради чего и против кого воюем и почему мы должны победить. Исходя из этого, можно утверждать, что обобщенный визуальный образ страны, народа, нации (визуализация национальной идентичности, используя терминологию популярной постмодернистской концепции) стал сквозным сюжетом политического плаката военного времени и поэтому является наглядным поводом для сравнения.
Ключ к пониманию базовой символики изображений (на плакатах) кроется в приоритетах и основных направлениях официальной политики каждой страны, интерпретацию которой нужно было донести до общественности (публики) «шершавым языком плаката». Великобритания вступила в войну как центр огромной, самой могущественной Британской империи, потенциал которой сыграл, в конечном счете, решающую роль для достижения победы в войне. Политическое руководство страны признавало (часто в весьма пафосных выражениях) вклад доминионов и других частей империи в войну, но для достижения победы, которая станет, по выражению премьер-министра Д. Ллойд Джорджа в 1917 г., «блестящим триумфом во имя гуманизма и цивилизации», необходима еще большая консолидация сил всей империи [2, p. 34]. В пропагандистской продукции основной вектор имперской политики визуально был представлен в символах имперского патриотизма и внутриимперской солидарности.
Изобразительный ряд апеллировал к сложившимся стереотипам массового сознания и одновременно формировал таковые. Одним из самых популярных приемов, который использовали художники в плакатах, стала персонификация образа страны (нации) посредством изображения реальных и вымышленных фигур, которые публика воспринимала как носителей национального духа. Так, воплощением мужественности и героизма стал плакатный образ лорда Китченера (военного министра, погибшего в 1916 г.), созданный художником А. Литом. Потомственный офицер, «солдат империи», имевший к 1914 г. за плечами опыт настоящих войн, в британском общественном сознании, ориентированным на патриотические ценности, он органично сочетался с «Девизом Китченера и империи: добейтесь власти и удерживайте!», сопровождавшим его изображение на одном из плакатов. Конечно, создатели плакатов не могли обойти вниманием «самого известного англичанина» Джона Булля — выдуманного персонажа, которого наделяли определенными качествами, олицетворяющими «старую добрую» Англию: упрямство, твердость, сила; его рисовали с бакенбардами, в красном сюртуке, белых брюках или лосинах и коротком цилиндре, обязательно присутствовало изображение флага Великобритании. Для придания большей выразительности имперской символике и узнаваемости образа великой державы художники использовали изображения животных — «самых британских» — льва (пафосного) и бульдога (с известной долей иронии). Олицетворявший силу и мудрость взрослый лев — вожак прайда — в окружении молодых львов, изображенный на одном из самых известных плакатов того времени, символизировал Британию как первую среди равных, своего рода прообраз будущего Содружества наций. Справедливости ради стоит отметить, что образ льва обыгрывался и в других, менее пафосных и скорее комических сюжетах: в паре с канадским бобром или ведущим под британским флагом львят с младенческими нагрудниками. Еще одна «анималистская» версия в продолжение традиции политической карикатуры представляет взрослого бульдога в центре британского флага, по краям которого разместились подросшие щенки, олицетворяющие британские доминионы. Содержание плаката не исчерпывается картинкой — особую смысловую нагрузку несут и лозунги: во всех приведенных примерах — от серьезного до ироничного — они были пронизаны идеей объединения усилий для общей победы.
В отличие от преобладающей в образе Великобритании имперской идентичности американская символика на плакатах военного времени весьма точно отражала особую роль США в Первой мировой войне. Позднее вступление в войну на стороне Антанты стало результатом довольно долго дрейфа от традиционного изоляцонизма через посредничество между воюющими сторонами к активному участию с апреля 1917 г. Поэтому военным мобилизационным задачам предшествовала цель убедить американское общество в том, что без вклада США в общую победу нельзя будет покончить с войнами и обеспечить мир на справедливых моральных основаниях. Таков был смысл политической риторики президента В. Вильсона, которая удачно соединила принципы либерального интернационализма с апелляцией к традиционным демократическим ценностям и мессианской роли США. Поэтому с помощью изобразительных средств артикулировались свобода, демократия, гражданская ответственность всех американцев «от мала до велика», самыми популярными героями плакатов стали два вымышленных персонажа — Марианна и дядя Сэм. На одном из самых известных плакатов с призывом к Америке проснуться Марианна — женщина в фригийском колпаке и с американским флагом, символизирующая свободу, — изображена спящей, на других — в активной позе, ассоциирующейся со статуей Свободы, которая превратилась в растиражированный американский символ гораздо позднее. Примечательно, что обе фигуры связаны происхождением с французской революционной традицией. В отличие от них Дядюшка Сэм — чисто американский продукт, происхождение которого относят к 1812 году, максимально и разнообразно растиражированный (около 4 млн.) в сопровождении самых разных агитационных лозунгов и призывов: записаться на военную службу, подписаться на очередной военный займ и др. Изображение дяди Сэма, не без легкого комического оттенка, демонстрировало, как и положено такому плакатному портрету, концентрацию энергии и целеустремленность — признанные качества национального характера американцев. Прагматизм и деловитость из того же перечня в соединении с общегражданской солидарностью были представлены на плакатах, которые сопровождали каждый выпуск национального «займа свободы», изображениями женщин-домохозяек, детей, бойскаутов и других категорий американских граждан, которые призывали помочь своей стране и союзникам одержать победу. И, конечно, американские плакаты не могли обойтись без изображения военнослужащих. Примечательно и закономерно, что популярным американским символом военной доблести становится моряк, образ которого ассоциировался с обретенным морским могуществом страны, активной ролью США в войне и будущем мироустройстве.
Подводя итоги, следует сформулировать следующие заключительные тезисы:
1. Первая мировая война оказалась очень подходящим временем для развития политической пропаганды и формирования универсальных пропагандистских канонов в силу неординарных задач, с которыми столкнулась политическая элита воюющих государств.
2. Практика политической пропаганды продемонстрировала мобилизационный эффект героизированного образа своей страны, который распространялся различными способами, среди которых наиболее массовым и наглядным оказался жанр политического плаката.
3. Выразительный изобразительный ряд плакатов и смысловые символы, которые апеллировали к сложившимся стереотипам массового сознания, лежавшим в основе национально-государственной идентичности, позволяют наглядно сравнить британский и американский варианты плакатной пропагандисткой продукции и выявить особенности каждого из сформированных и транслируемых в публичном пространстве образов.
4. В первом случае самым значимым компонентом, универсальной доминантой стал образ могучей Британской империи, объединенной героическим стремлением к победе как цивилизационному достижению. В образе США преобладало сочетание артикулированных либерально-демократических ценностей, гражданской солидарности и амбициозных лидерских притязаний.

Литература

1. Sander M. L., Taylor Ph.M., Sander M.L. British Propaganda during the First World War, 1914-18. URL: https://www.goodreads.com/book/show/1874178
2.War Cabinet. Original Reference. Minutes of Meetings. Dec 9, 1916 – Febr 28, 1917 // The National Archives. The Cabinet Papers (1-82 inclusive). URL: http://www.nationalarchives.gov.uk/cabinetpapers/cabinet-gov/cab23-first-world-war-conclusions.htm#War%20Cabinet%20Conclusions%201916%20to%201918

Версия для печати Версия для печати Отправить по почте Отправить по почте

Комментариев нет

Комментариев пока нет.

Оставить комментарий

XHTML: Вы можете использовать эти теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Spam Protection by WP-SpamFree

Подписаться, не комментируя

 


Страница 1 из 11

© При использовании материалов АШПИ ссылки на эти страницы обязательны.