АЛТАЙСКАЯ ШКОЛА ПОЛИТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ
Интернет-конференция
Хроника Аналитика Конференции Дневники
ALTAI SCHOOL OF POLITICAL STUDIES
Основана в 1996 г.

Филиппов В.Р. «Мягкая сила» en français

Сведения об авторе. Филиппов Василий Рудольфович, д.и.н., ведущий научный сотрудник Института Африки РАН, г. Москва. Сфера научных интересов: политология, международные отношения.

Аннотация. Предшественники Э. Макрона обеспечили избыточное присутствие французских войск на Черном континенте в постколониальный период. В совокупности с агентами французских спецслужб, иностранным легионом, а также коррумпированным офицерским корпусом зависимых государств они надежно обеспечивают защиту политических, экономических и военно-стратегических интересов Франции в ее бывших колониях. Подобное «наследство» пока позволяет действующему президенту удовлетворять его амбиции «быть примером мягкой силы, базирующейся на толерантности, солидарности и уважении к межкультурному диалогу».

«Мягкая сила» en français

После окончания второй мировой войны Ш. де Голль понял, что Франция вынуждена будет уйти из Африки, но сделал все возможное, чтобы она ушла, сохранив здесь все свои политические, военно-стратегические и экономические преференции. Именно он инициировал создание феномена, получившего название «Франсафрик» и представлявшего собой латентный механизм, призванный контролировать осуществление французской неоколониальной стратегии. П. Песно свидетельствует: «Все годы независимости африканских стран Париж продолжает навязывать им свою опеку и делает все, чтобы сохранить здесь свои экономические и политические позиции… Для достижения этой цели все правительства Франции использовали имеющиеся в их распоряжении средства: перевороты, грязные трюки секретных служб, гарнизоны, оставшиеся в африканских странах в наследство от колониального прошлого, военные экспедиции наемников, тайные соглашения, позволяющие Парижу вмешиваться во внутренние дела суверенных стран, экономическое давление… Франция несет ответственность за многие кровавые эпизоды и убийства в странах Африки» [1, p. 2].
В ноябре 2017 г., накануне визита Э. Макрона в Африку, П. Бейло написал: «Макрон обещает новую эру в отношениях Франции и Африки. Не он первый: трое его предшественников делали то же самое». Вспомним! Ф. Миттеран в 1991 г. «первым объявил о похоронах „Франсафрик“, обещал поставить железный крест, который ознаменует конец сетей Ж. Фоккара, кумовства с главами африканских государств, которых отличает довольно эластичные представления о демократии» [2]. Потом были вторжение в Чад и кровопролитная война в этой республике, организация военного путча в Буркина-Фасо и убийство президента этой страны Т. Санкары, соучастие в руандийском геноциде в 1994 году [4, c. 124–141]. Н. Саркози в 2008 г. обещал изменить африканскую политику и отказаться от снисходительного отношение к злоупотреблениям африканских диктаторов: «Франция больше не будет играть роль жандарма в Африке!» [4, с. 170–188]. К. Буабувье с иронией заметил: «Н. Саркози обещал порвать сети «Франсафрик», сотканные его предшественниками. Но не так-то легко избавиться от системы» [5]. После этих обещаний последовали атаки французских штурмовиков на мирные города Ливии, а сам экс-президент оказался под судом за получение взяток от М. Каддафи. И Ф. Олланд в 2012 г. говорил о том, что впредь Франция будет разговаривать с африканскими государствами на равных. «Времена того, что называли „Франсафрик“, прошли» [6], — объявил он. А потом последовала интервенция в Мали и в ЦАР.
Следуя традиции отрекаться от политики «Франсафрик», Э. Макрон объявил о своем намерении «покончить с некоторыми франко-африканскими тайными договоренностями и сетями влияния, которые, к сожалению, остаются во французской политической системе» [7]. Накануне визита Э. Макрона в Буркина-Фасо газета «Фигаро» опубликовала статью с примечательным названием «Макрон, молодой президент и фантомы “Франсафрик”», в которой автор — Т. Бертемет — предрекал, что глава французского государства постарается не упомянуть термин «Франсафрик», но он неизбежно вынужден будет вспомнить о нем во время этого африканского тура» [8, p. 2].
Нынешний президент Франции отрекается от наследия «Франсафрик», при этом вовсе не склонен критиковать своего предшественника за излишнюю воинственность. Напротив, он представляет дело таким образом, что французский экспедиционный корпус прибыл в Мали на законных основаниях и призван был бороться с исламскими террористами. Отвечая на вопрос о том, как он относится к африканской политике Ф. Олланда, Э. Макрон сказал: «он взял на себя ответственность, вмешавшись в ситуацию в Мали в 2013 г. и направив туда французских солдат по просьбе малийского президента Д. Траоре. Целью операции было предотвращение попадания Мали под гнет исламских террористов. Операция «Сервал» прошла успешно; она сделала честь Франции» [9]. (Напомню, что незадолго до вторжения французских войск в Мали, французские спецслужбы совместно с ЦРУ отстранили от власти законно избранного президента этой страны А. Т. Туре [10, c. 35-56]. Туареги Мали были объявлены исламскими террористами после того, как они заявили о своих исторических правах на территорию самопровозглашенного государства «Азавад»; именно в этой зоне Сахеля расположены урановые рудники, которые эксплуатирует французский концерн «АРЕВА».
На встрече со студентами в Уагадугу Э. Макрону был задан вопрос: «Почему так мало студентов из Африки учится во Франции и так много французских солдат находится в странах Черного континента?». В ответ тот лицемерно заявил, что французы умирают здесь за африканцев и добавил: «Не говорите мне так о французских солдатах, вы должны им только аплодировать» [11]. Когда же во время дискуссии один из студентов сказал, что «присутствие французских солдат в Сахеле — это новая колонизация», Э. Макрон грубо предложил своим оппонентам не вставать в «постколониальные глупые позы» [цит. по: 12].
Э. Макрон получил «хорошее наследство». Французские вооруженные силы надежно контролируют сейчас ситуацию в Африке. Если учитывать коррупционную зависимость большинства лидеров государств это зоны от Елисейского дворца и политическое прикрытие на международном уровне со стороны соратников по НАТО, то позиции Франции в зоне ее влияния на Черном континенте представляются надежными. Это обстоятельство дает Э. Макрону шанс не связывать свое имя с новыми военными или полицейскими акциями, а использовать тот механизм воздействия «великих держав» на страны «третьего мира», который с легкой руки Дж. Ная принято называть «мягкой силой». Э. Макрон старается следовать логике этой доктрины. Политическая демагогия всегда активно использовалась Елисейским дворцом для придания африканской политике сколько-нибудь приличного вида. Пропаганда всегда сопутствовала акциям сетей «Франсафрик» и особенно активизировалась в тех случаях, когда Франция направляла на Черный континент своих солдат или наемников.
В. Нагорнов выделяет пять направлений политики «мягкой силы» Франции. Это «культура и продвижение языка; сотрудничество в области образования, научно-техническое и инновационное сотрудничество; развитие деловых связей; развитие общественной дипломатии; содействие международному развитию» [13, c. 171]. Все названные «направления», так или иначе, присутствуют и в дискурсе Э. Макрона, и в первых политических акциях на африканском континенте.
Особенно активно Э. Макрон эксплуатирует тему франкофонии. Это и понятно: французский язык в бывших колониях Франции служит ретранслятором мировой культуры, он обслуживает технологические, экономические, финансовые нужды, является коммуникативным средством африканских стран в международном политическом пространстве. Он служит едва ли не главным конкурентным преимуществом Пятой республики в борьбе «сверхдержав» за доминирование на Африканском континенте.
Во время своего первого африканского турне в ноябре 2017 г., Э. Макрон сделал неожиданное заявление: вопреки здравому смыслу он объявил, что «французский будет первым языком во всей Африке, а возможно, и во всем мире» [14, p. 4]. Двадцать пятый президент Франции выдает желаемое за действительное: вероятнее всего, пройдет немного времени, и африканцы заговорят по-китайски. Пока же, Э. Макрон конструирует франкофонию как «официальную межправительственную структуру, целью которой является укрепление своих позиций на мировой арене и решение геополитических задач» [15, c. 40].
Еще один концепт, мобилизуемый во французской версии доктрины «мягкой силы» — это международное гуманитарное сотрудничество. В этом контексте Э. Макрон, неоднократно предлагал объединить усилия Европы и Африки для искоренения контрабанды людей. При этом он счел возможным упрекнуть африканцев в том, что это именно они выступают в роли торговцев людьми. «Кто торговцы? Задайте себе этот вопрос. Это африканцы, друзья мои. Это африканцы! Это не французы торгуют людьми, это африканцы. Каждый должен нести свою долю ответственности, но прекратите говорить: “Это кто-то еще”. Покажите мне француза, бельгийца, немца, который осуществлял бы торговлю людьми между Нигерией и Ливией». [цит. по: 11]. Но никто и не упрекал французов или немцев в том, что они торгуют людьми в Африке, речь идет только о том, что Пятая Республика, как и другие страны НАТО, несет ответственность за разрушение ливийской государственности, за тот хаос, который и сделал возможной работорговлю в этой стране.
В контексте международного гуманитарного сотрудничества можно упомянуть намерение Э. Макрона «разбить франко-африканский тет-а-тет» и вовлечь в этот диалог Европу:. По мнению президента, вопрос об оптимизации миграционных потоков должен решаться за пределами границ Пятой республики: основные потоки трудовых мигрантов должны принимать страны Африки и Ближнего Востока. Что касается беженцев, то, по его мнению, это европейская, а не французская проблема. Понятно стремление французского лидера переложить на плечи других стран бремя приема мигрантов из африканских стран. Тех стран, которые Французская колониальная империя разоряла несколько столетий, которые нещадно эксплуатировала и эксплуатирует по сей день посредством дискриминационного экономического «сотрудничества». Такова «мягкая сила» по-французски!
Вместе с тем, Э. Макрон не забывает говорить о своем желании «навести мосты между Францией и Африкой», наладить устойчивый обмен между двумя мирами. В этом контексте он объявил, что среди прочих мер по укреплению связей, он намерен ввести долгосрочные визы для африканцев, которые получили образование во Франции и упростить поездки африканских студентов в Европу. Желание сформировать пятую колонну Франции в ее бывших колониях тоже хорошо понятно: весь расчет на то, что высококвалифицированные специалисты, вернувшись домой станут лоббистами французских политических и экономических интересов.
Помимо вполне универсальных и устоявшихся «инструментов» мягкой силы, используемых Э. Макроном в ходе его визитов на африканский континент, внимания заслуживают его пассажи, адресованные конкретной аудитории в конкретной ситуации. Примечательно в этом смысле то, что в одном из своих выступлений он «не намерен давать уроки Африке» и не будет касаться Африки в целом, учитывая «сложность и разнообразие континента на котором расположены 54 страны» [12, р. 7].
Так, выступая 16 февраля 2017 г. в Алжире, Э. Макрон назвал колониализм преступлением против человечности. Тогда еще только кандидат на пост президента Франции заявил, что необходимо просить прощения у тех, кому это «варварство» принесло страдания. Он говорил о своем стремлении «примирить воспоминания» и «готовиться к будущему» [16]. Это высказывание вызвало бурю негодования среди правых во Франции. Позже в интервью для газеты «Монд» он говорил о колониализме куда более сдержанно. На вопрос о том, готов ли он пойти дальше в признании преступлений, совершенных Францией в колониальный период, Э. Макрон ответил: «Колонизация привела к насилию и человеческим жертвам. Но я не хочу ни каяться, ни репрессировать прошлое. Знания должны помочь нам построить мирное будущее, принести успокоение нашей стране» [9].
На встрече со студентами в Буркина Фасо, Э. Макрон, желая добиться симпатии аудитории, объявил, что «Буркина-Фасо — это эмблема демократического устремления африканской молодежи», что он сам принадлежит к новому поколению французских политиков, которые «приезжают в Африку не за тем, чтобы указывать, что ей делать», к поколению, «для которого преступления колонизации неоспоримы и составляют часть нашей истории» [цит. по: 17, p. 4]. Зная, что среди его слушателей много последователей Т. Санкары, он пообещал предать гласности информацию об убийстве этого любимца буркенийской молодежи. Он заявил о своей готовности передать в руки правосудия Буркина Фасо Франсуа Компаоре (брата бывшего президента Б. Компаоре), на арест которого выдан международный ордер на арест по делу убийства журналиста Н. Зонго [17, p. 4]. Этот пример применения «мягкой силы» нельзя признать удачным: ведь тем самым президент Франции признал, что основания для выдачи политического преступника есть, и что он до сей поры скрывается под сенью Елисейского дворца.
В Париже, вероятно, не строят иллюзий относительно имиджа Франции в африканских странах. Накануне первого африканского турне Э. Макрона политические обозреватели писали: «В Елисейском дворце осознают все трудности предстоящего визита на фоне спада влияния Франции и ее не везде положительного образа.» [18]. Действительно политическая демагогия французского президента была встречена африканцами достаточно сухо. Характерны слова президента Ганы Нано Акуфо-Аддо, который призвал «избавиться от менталитета, который заставляет задаваться вопросом о том, что Франция может сделать для нас. Франция должна делать то, что она захочет делать для своей же пользы, но только если это совпадает с нашими интересами» [19].
Африканская политика Э. Макрона основана на его амбициях «стать примером мягкой силы, базирующейся на толерантности, солидарности и уважения к межкультурному диалогу» [13, c. 171]. Но трудно убедить африканцев в добрых намерениях, когда фоном этой риторики служат штыки французских солдат. Все будет зависеть от того, как долго еще африканцы захотят терпеть навязчивую французскую опеку и свои коррумпированные политические элиты, приведенные к власти французскими спецслужбами.

Литература

1. Pesnot P. Note de l’éditeur // Les Dessous de la Françafrique. P., 2011.
2. Beylau P. Françafrique : un mariage et trois enterrements. URL: http://www.lepoint.fr/monde/ou-va-le-monde-pierre-beylau/francafrique-un-mariage-et-trois-enterrements-29-11-2017-2176141_231.php#xtmc=emmanuel-macron&xtnp=3&xtcr=23
3. Филиппов В.Р. Руанда: 20 лет спустя // Международная жизнь. 2015. №11. С. 124–141.
4. Filippov V.R. Francafrique: France on the Black Continent // International Affairs. 2014. Т. 90. №3. С. 170–188.
5. Boisbouvier С. 50 years later, Françafrique is alive and well. URL: http://en.rfi.fr/africa/20100216-50-years-later-francafrique-alive-and-well
6. Олланд: Африка — будущее мировой экономики. URL: http://www.vz.ru/news/2012/10/13/602344.html
7. Ben Yahmed M. Présidentielle française : à quoi ressemblerait la politique africaine d’Emmanuel Macron? URL: http://www.jeuneafrique.com/mag/433802/politique/presidentielle-francaise-a-quoi-ressemblerait-politique-africaine-demmanuel-macron
8. Berthemet T. Macron, le jeune président et les fantômes de la « Françafrique » // Le Figaro. 2017. 27 novembre.
9. Caramel L. Emmanuel Macron, son programme Afrique : « Je veux mobiliser plus de financements pour les PME locales ». URL: http://www.lemonde.fr/afrique/article/2017/04/12/emmanuel-macron-son-programme-afrique-je-veux-mobiliser-plus-de-financements-pour-les-pme-locales_5110340_3212.html#bq078oSHEyXTdRBc.99
10. Филиппов В.Р. Война в Мали: тень Елисейского дворца // Международная жизнь. 2013. №4. С. 35–56.
11. ‘Who are the traffickers? They are Africans’: Macron loses his cool at Burkina Faso Q&A. URL: https://on.rt.com/8tas
12. Berthemet Т. Macron veut une Europe plus engagée en Afrique // Le Figaro. 2017. 28 novembre.
13. Нагорнов В.А. «Мягкая сила» по-французски // Вестник международных организаций. 2014. Т. 9. №2.
14. Вurkina Faso. Une grenade pour l’arrivée de Macron à Ouagadougou // Le journal numérique. 2017. 28 novembre.
15. Марусенко М.А. Франкофония: миф и реальность // Мир русского слова. 2016. № 1.
16. Roger P. Colonisation: les propos inédits de Macron font polémique. URL: http://www.lemonde.fr/election-presidentielle-2017/article/2017/02/16/pour-macron-la-colonisation-fut-un-crime-contre-l-humanite_5080621_4854003.html#3baXdY0d2ypzHKo1.99
17. Burkina Faso. Une grenade pour l’arrivée de Macron à Ouagadougou // Le journal numérique. 2017. 28 novembre.
18. Berthemet T. Macron à la conquête des Africains // Le Figaro. 2017. 27 novembre. URL: http://www.lefigaro.fr/international/2017/11/27/01003-20171127ARTFIG00211-macron-a-la-conquete-des-africains.php
19. Macron au Ghana : le discours mémorable du président ghanéen sur l’autonomie africaine viral sur les réseaux sociaux // Fr.africanews. URL: http://fr.africanews.com/2017/12/06/macron-au-ghana-le-discours-memorable-du-president-ghaneen-sur-l-autonomie

Версия для печати Версия для печати Отправить по почте Отправить по почте

Комментариев нет

Комментариев пока нет.

Оставить комментарий

XHTML: Вы можете использовать эти теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Spam Protection by WP-SpamFree

Подписаться, не комментируя

 


Страница 1 из 11

© При использовании материалов АШПИ ссылки на эти страницы обязательны.