Ларионова Ю.С. Социально-политические аспекты языковой политики в Республике Казахстан

Larionova Yu.S. Socio-Political Aspects of Language Policy in the Republic of Kazakhstan

Сведения об авторе. Ларионова Юлия Сергеевна, аспирант кафедры всеобщая история и международных отношений Алтайского государственного университета, г. Барнаул. Область научных интересов: история международных отношений, современные международные отношения.

Аннотация. Статья посвящена изучению языковой политики Республики Казахстан в качестве фактора формирования идентичности в Центрально-Азиатском регионе на современном этапе с целью выявления проблемных точек. Подходы к решению языкового вопроса в многонациональном государстве отражены на законодательном уровне. В статье показана тесная взаимосвязь между проводимой государством языковой политикой и культурным национализмом как радикальным способом проявления национальной идентичности. Особое внимание уделяется политическим источникам, благодаря которым происходят глубинные трансформации в общественной жизни жителей Республики Казахстан. В статье показано, что новый подход к вопросу о статусе русского языка обусловлен внутриполитической конъюнктурой. Рост культурного национализма, переосмысление роли двуязычия и разделение между обществом и проводимой языковой политикой создают сильное напряжение в обществе и, как следствие, несут в себе потенциальную угрозу политического кризиса в регионе. Подобная постановка вопроса обуславливает актуальность и научно-практическую ценность данного сюжета.
Ключевые слова: имидж, культурный национализм, языковая политика, национальное государство, Центрально-Азиатский регион, Казахстан.

Abstract. The article is devoted to the study of the language policy of the Republic of Kazakhstan as a factor of identity formation in the Central Asian region at the present stage in order to identify problem points. Approaches to solving the language issue in a multinational state are reflected at the legislative level. The close relationship between the language policy pursued by the state and cultural nationalism as a radical way of manifesting national identity is shown. Special attention is paid to political sources, thanks to which deep transformations take place in the public life of residents of the Republic of Kazakhstan. The article shows that a new approach to the question of the status of the Russian language is due to the domestic political situation. The growth of cultural nationalism, the rethinking of the role of bilingualism and the division between society and the language policy are creating a strong tension in society and, as a result, carries a potential threat of a political crisis in the region. Such a statement of the question determines the relevance and scientific and practical value of this plot.
Key words: image, central-asian identity, cultural nationalism, language policy, national state, Central Asian region, Kazakhstan.

 

Социально-политические аспекты языковой политики в Республике Казахстан

Проблема национальной идентичности является одной из самых актуальных тем политико-правового развития государства, которая остро проявляет себя в странах бывшего Советского Союза из-за высокой степени проявления полиэтничности. Особое место занимает языковой вопрос, входящий в число индивидуальных социально-культурных аспектов общественного развития, который напрямую связан с политической конъюнктурой страны. Проводимая языковая политика напрямую взаимосвязана с социокультурной идентичностью казахстанского общества и его международным имиджем. Казахстан, будучи молодым государством, находится в процессе формирования положительного узнаваемого имиджа с упором на традиционные ценности. В этой связи языковая политика государства занимает центральное место, поскольку демонстрирует общий вектор дальнейшего политического процесса и позиционирование Казахстана в центрально-азиатском регионе и рамках СНГ.
В данной статье применяются методы дискурсивного и динамического анализов, а также основания трансформированного синтеза относительно языковой политики Казахстана и положения русского языка. Эмпирическую базу исследования составляют работы российского исследователя А. Щербака, в которых сопоставляются понятия политического и культурного национализма и С.В. Кузнецовой, которая раскрывает суть культурного национализма. Среди зарубежных исследователей можно выделить работу Мехмета Волкана Кашыкчи о смешении советской культуры с признаками казахского национализма в советский период развития, а также книгу Терри Мартина о нации и национализме в Советском Союзе в 1920–1930 гг. В качестве источников были привлечены закон «О языке» Республики Казахстан, статистические данные и материалы СМИ.
В четвертом пункте закона «О языке» Республики Казахстан от 11 июля 1997 г. сказано, что «государственным языком Республики Казахстан является казахский язык». В этом же пункте уточняется, что входит в понятие «государственного языка»: «Государственный язык — язык государственного управления, законодательства, судопроизводства и делопроизводства, действующий во всех сферах общественных отношений на всей территории государства». Статья 5 данного закона гласит, что «в государственных организациях и органах местного самоуправления наравне с казахским официально употребляется русский язык… в равной степени, одинаково, независимо от каких-либо обстоятельств». В статье 6 сказано, что «…каждый гражданин Республики Казахстан имеет право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества». Таким образом, на законодательном уровне гарантируется недопустимость «ущемления прав граждан по языковому признаку… каждый гражданин Республики Казахстан имеет право сохранять свой язык и самобытную культуру, общаться на том языке, на котором желает» [1]. Данные положения, с одной стороны, провозглашают доминирующее положение казахского языка в стране, но при этом, во избежание стычек и микроконфликтов на национальной почве, для воспрепятствования проявлениям нетерпимости и расшатывания социально-политической ситуации в государстве, практикуется использование русского языка в официально-деловых документах и его фактическое закрепление на втором месте после государственного. Однако, несмотря на усилия законодательной власти добиться благоприятных условий для функционирования русского и других языков малых народов в области общественных отношений, продолжает проявляться дискриминация по языковому признаку.
В 2000-х годах, после недавнего обретения независимости, президент Казахстана Н.А. Назарбаев проводил сбалансированную внутреннюю и внешнюю политику, направленную на становление и укрепление новообразованного государства. В качестве поддержки в данном направлении власти рассматривали Ассамблею народа Казахстана, в которую входили представители более 140 народностей, проживающих на территории республики. Основное внимание уделялось теме многонациональности и межэтнического единства [2], где русский язык играл роль связующего звена в социальном диалоге представителей разных этносов. Благодаря тому, что руководством республики активно продвигалась идея толерантности, терпимости и уважения к другим культурам, Казахстан на протяжении двух десятилетий развивался без крупных социальных потрясений.
Параллельно с этим в стратегическом потенциале государства приоритетным становится развитие национальной культуры внутри страны и за её пределами. Начинается этап формирования положительного имиджа казахского языка на международном уровне. Однако с течением времени начали усиливаться националистические идеи, и в качестве обоснования этого предлагалось выделить особенности исторического развития Казахстана с позиции этногенеза и формирования национального самосознания. Согласно исследованию выдающегося российского исследователя А. Щербака, национализм подразделяется на политический и культурный [3, с. 1]. С.В. Кузнецова в своей статье под национализмом понимает «идеологическое движение с целью достижения и поддержания автономии, единства и идентичности коллектива, члены которого являются реальной или потенциальной нацией» [4, с 1]. Мехмет Волкан Кашыкчи утверждает, что в период советской власти имел место национальный дискурс, однако националистические амбиции подавлялись, когда набирали достаточную силу, тем самым не подавлялось национальное строительство [5, p. 119]. По теории Терри Мартина, большевики пошли на этот шаг ради организации однородной социальной идентичности, чтобы разрушить сложный и изживший себя традиционный социальный уклад [6, p. 43].
Пик роста национального самосознания пришелся на конец 1980-х годов, когда по всем советским республикам прошлась волна националистических выступлений. Наиболее ярко общественные настроения показали декабрьские протесты молодежи в Алматы в декабре 1986 года, когда после ухода Динмухамеда Кунаева главой республики стал Геннадий Колбин. Студенты требовали отставки Г. Колбина и назначения казаха или хотя бы казахстанца из числа русских или представителей других национальностей родом из Казахстана [7]. Массовый митинг на площади Брежнева перерос в бойню, а сам конфликт наглядно показал, насколько сильным был раздор между казахами и русскими [8]. События в Алматы стали толчком для прокатившихся по всему Советскому Союзу волнений, вспыхнувших при отделении Польши и Прибалтики от СССР [9], Ферганской резне турок-месхетинцев [10]. 16 декабря 1991 г. Казахстан заявил о своей независимости, 26 декабря 1991 г. СССР окончательно перестал существовать. Таким образом, Казахстан реализовал основное требование социума по поводу национальной политики в последнее десятилетие существования Советского Союза. Обретение независимости было произведено активной реализацией политического национализма, в рамках общепризнанного принципа права наций на самоопределение. Главной причиной, по которой Казахстан охватила волна политического и культурного национализма, стало длительное отсутствие суверенного государственного образования на единой территории. На протяжении двух столетий Казахстан развивался в пределах Российской империи, а затем Советского Союза. Эскалация социальной напряженности аккумулировалась в политической воле народа, которая в последующем выразилась в виде открытого протеста в ходе декабрьских событий в 1986 г.
После обретения независимости Казахстан взял курс на укрепление своего положения в качестве нового государственного образования на внешне- и внутри- политической орбите. Страна, являясь в конце 1990-х и начале 2000-х гг. далеко не передовым государством в азиатском регионе и мире, сделала упор на многостороннюю дипломатию и выстраивание ровных добрососедских отношений, как с бывшими советскими республиками, так и странами ближнего и дальнего зарубежья. Во внутренней политике главным приоритетом являлось сохранение стабильности, поэтому на высшем уровне любые проявления национализма в 2000-х гг. активным образом сдерживались и пресекались. Ассамблея народов Казахстана, представляющая собой совещательный орган при президенте РК, играла одну из ключевых ролей для поддержания толерантности в обществе мира и согласия. Показателен отчет независимого эксперта ООН по вопросам меньшинств в июле 2009 года, который высоко оценил уровень межэтнической терпимости в стране [11].
Ситуация динамично начала претерпевать изменения со второй половины 2010-х годов. Казахстан укрепил свои позиции в качестве нового государственного образования, занял нишу на международной арене, а также сумел грамотно воспользоваться зарубежными инвестициями для развития своей экономики. Опасения не состояться в качестве государства ушли в прошлое, Казахстан приступил к задаче упрочения своих международных позиций. С этой целью он успешно выступил в роли площадки для переговоров по сирийскому вопросу (астанинский саммит) [12]. Для улучшения своего международного имиджа было принято решение сделать ставку на самобытность и индивидуальность казахской культуры и государственного языка. Но, как ни парадоксально, возрождение казахской культуры идет в тесной связи с националистическими настроениями, которые получили широкий размах среди чиновничества младшего и среднего звена. Национализм затрагивает ключевые сферы в жизни казахстанского общества, начиная от рынка труда и заканчивая образованием и культурным наследием. Это проявляется в сокращении количества часов русского языка и литературы в школах. Современные школьные учебники по новой истории Казахстана носят политизированный характер, что способствует разжиганию межнациональной розни, и данная тенденция в последнее время проявляется всё активнее. Автор аналитической статьи С. Ильченко отмечает культурное и идейное отдаление Казахстана от России и циркуляцию в обществе ультраправых идей [13]. Демонтаж памятника В.И. Ленина в 2010-м связан непосредственно с утратой актуальности [14]. В целом преобладает тенденция десоветизации, цель которой стереть из исторической памяти колониальное прошлое [15]. Переименование улиц, демонтаж памятников времен советской эпохи также дополняют общую картину, но подход к этому носит избирательный характер. Современные политические и общественные деятели пересматривают подходы к оценке истории с точки зрения международного имиджа. Активное продвижение казахского языка, постепенная субституция русского языка на фоне охватившего страну течения антисоветизма и негласное ущемление прав русскоязычного населения являются проявлением культурного национализма, захлестнув многие сферы жизни казахстанского полиэтнического общества. Данная тенденция не охватывает в равной степени всю республику, относится к достаточно небольшой части населения, преимущественно проживающего в южных и юго-западных областях, где большинство населения – представители казахского населения. Чем ближе к северу, тем больше русского и русскоязычного населения, поэтому в данном регионе вопрос о статусе русского языка не стоит.
Культурный национализм в Казахстане выражается в вытеснении активного употребления русского языка и в поражении прав граждан Казахстана, не владеющих казахским языком, сокращении количества часов русского языка и литературы для детей в школах с русским языком обучения, а также в тенденции к умалчиванию и переписыванию исторических событий.
Предлагаем обратиться к статистическим данным. Согласно отчету Министерства культуры и спорта за 2016 год, свободно владеет русским языком в Казахстане 89,4% граждан [16]. Демографическая ситуация в РК претерпевает изменения. Сокращается доля носителей русского языка: согласно данным переписи населения РК в 2021 г., доля русскоязычного населения составляет 18,42% (3478287 человек) [17]. Растет численность казахского населения, однако большинство казахского населения, особенно в крупных городах, являются билингвами, владеющими казахским и русским языками. Это связано со следующими факторами: оставшимся культурным наследием общего исторического прошлого с Россией, на русском языке проходит общение, обучение, а также доступ к огромному информационному пласту как русской, так и мировой культуры, русский язык сохраняет статус межнационального и международного общения. В рамках сотрудничества между странами СНГ и на Евразийском пространстве русский язык играет интеграционную и консолидирующую роль. Таким образом, отношения подавляющего большинства населения Казахстана к русскому языку и национальное самоопределение не имеет взаимосвязи с политическими целями.
Необходимо отметить, что преград для функционирования центров по изучению языка и культур среди представителей национальных меньшинств в районах их компактного проживания нет. Таким образом, формально статьи закона «О языке» соблюдаются. Впрочем, казахстанские власти не заинтересованы в поддержке национальных меньшинств и не занимаются разработкой специальных программ для их поддержания, а освещение самой проблемы находится под табу [18].
Возвращаясь к вопросу о языковой политике в Казахстане, следует отметить наметившуюся тенденцию на дерусификацию. Дерусификация представляет собой инструмент, дестабилизирующий общественную и политическую ситуацию в стране. Она связана с десоветизацией и стремлением к легитимации и укреплению национальной идентичности в условиях кризиса после распада СССР. Прокатившаяся летом 2021 г. очередная волна движения националистов, выразившаяся в ограничении использования русского языка в повседневной жизни, всколыхнула общественность не только в самой республике, но и привлекла внимание за рубежом, в том числе российских властей [19]. Националисту Куату Ахметову МВД РФ запретил въезд в страну на 50 лет, в Казахстане на него возбуждено уголовное дело по статье о разжигании национальной розни. Языковые патрули осудили президент Касым-Жомарт Токаев и заместитель руководителя администрации президента Казахстана Даурен Абаев [20].
Таким образом, в отношении функционирования и использования русского языка мы наблюдаем две тенденции. Вопрос сохранения русским языком статуса официального языка необходим ради сохранения внутриполитической стабильности внутри Казахстана. Однако данная точка зрения не находит отклика у национальных прозападных элит. Фракция «Ак Жол» отстаивает антироссийскую позицию на официальном уровне и призывает признать голод в 1930-х «геноцидом казахского народа». В правящую партию «Нур Отан» допущен Айдос Сарым, тесно сотрудничающий с политическими структурами США, а издания «Жас Алаш» и «Адырна» требуют лишить русский язык статуса официального языка [21]. Старший научный сотрудник ИМЭМО РАН им. Е.И. Примакова Владимир Аватков считает, что «попытка вытеснить русский язык с постсоветского пространства — целенаправленная политика Запада, реализующего ее не своими руками, а через тех партнеров в регионе, которые обладают большим влиянием на них. В данном случае это Турция. С этим связаны всплески русофобии и попытки снизить значение русского языка. Кроме того, национализм, подпитываемый тюркской идеологией, поднимает свою голову на постсоветском пространстве, не понимая, что в турецких планах по освоению тюркских государств постсоветского пространства место их национальной идентичности не предусмотрено, в отличие от исторического союза с Россией, когда Россия позволяла сохранять исторические корни тюркским народам, входившим вначале в империю, а потом в состав СССР» [22].
Проблема культурного национализма и общей дерусификации в Казахстане во многом связана со сложившейся внутриполитической организацией, где основную роль играют пришедшие к власти клан и члены их семей. В данном случае национализм является альтернативным путем восхождения по карьерной лестнице для казахов, не являющихся членами руководящих кланов, и данная программа активно финансируется зарубежными НКО и Фондом Сорос-Казахстан. Продвижение в политику националистически настроенных деятелей, среди которых можно выделить Айдоса Сарым, Айгуль Арынбек, раскалывает казахстанское общество на две фракции, одна из которых поддерживает продвижение казахского языка, а другая отдает предпочтение общению на русском языке. Потенциальный раскол угрожает политической стабильности на Евразийском пространстве [23], который опасен тем, что Казахстан рискует превратиться в горячую точку [24]. Языковой вопрос, выступающий в тесной взаимосвязи с национальным самоопределением, является достаточно острым, затрагивает политическую и социальную стабильность как внутри страны, так и на территории Центральной Азии, и от успешности его разрешения зависит дальнейший этап развития Казахстана.

Библиографический список

1. О языках в Республике Казахстан: Закон Республики Казахстан № 151-I от 11 июля 1997 года // Информационная система «Параграф». URL: https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=1008034&pos=5;-116#pos=5;-116
2. Ассамблея народов Казахстана. [Корп. сайт]. URL: https://assembly.kz/ru/ank/obshchaya-informatsiya/deyatelnost
3. Щербак А. Распаду CCCР способствовал культурный национализм // Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», 20.04.2022. URL: https://iq.hse.ru/news/177668129.html
4. Кузнецова С.В. Культурный национализм: этносимволизм о роли интеллигенции в формировании нации // Вестник Минского университета 2016. №1. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/kulturnyy-natsionalizm-etnosimvolizm-o-roli-intelligentsii-v-formirovanii-natsii
5. Kaşikçi M.V., Bustanov A.K., Soviet Orientalism and the Creation of Central Asian Nations // Ab Imperio, 2015. №4. P. 443–453.
6. Martin T. The Affirmative Action Empire: Nations and Nationalism in the Soviet Union, 1923-1939 // JSTOR. URL: https://www.jstor.org/stable/10.7591/j.ctt1rv61tj
7. 30 лет назад казахская молодежь вышла на демонстрацию протеста // Газета.ru. 20.04.2022. URL: https://www.gazeta.ru/science/2016/12/17_a_10433207.shtml?updated
8. Участники Желтоксана рассказывают, как саперные лопатки оказались сильнее казахской поэзии и портретов Ленина // Интернет-СМИ Медиазона. URL: https://mediazona.ca/article/2020/12/16/jeltoqsan
9. Выход Прибалтики из СССР: внешняя и внутренняя стороны проблемы // Информационное агентство «РИА Новости». 01.07.2015. URL: https://ria.ru/20150701/1107711565.html
10. Ферганская резня // Информационное агентство «РИА Новости». 03.06.2019. URL: https://ria.ru/20190603/1555121171.html
11. В Казахстане наблюдается высокая степень межэтнической и межконфессиональной гармонии // [Офиц. сайт ООН]. URL: https://news.un.org/ru/story/2009/07/1148041
12. Астанинский процесс // Посольство Республики Казахстан в Российской Федерации [Офиц. сайт]. URL: https://kazembassy.ru/rus/sotrudnichestvo/mnogostoronnee_sotrudnichestvo/astaninskii_process
13. Декоммунизация по-казахски // Интернет-портал «Иносми.ру». 27.06.2018. URL: https://inosmi.ru/politic/20180627/242601840.html
14. В Казахстане демонтируют крупнейший памятник Ленину // Интернет-издание «Лента.ру». 07.12.2010. URL: https://lenta.ru/news/2010/12/07/monument1
15. «Снос советских памятников помогает деколонизации и духовному возрождению Казахстана» — автор монумента Алаш-орде // Медиа-портал Caravan.kz. 17.06.2019. URL: https://www.caravan.kz/news/snos-sovetskikh-pamyatnikov-pomogaet-dekolonizacii-i-dukhovnomu-vozrozhdeniyu-kazakhstana-avtor-monumenta-alash-orde-548933
16. Русский язык в Казахстане: пять актуальных вопросов и ответов // Total Media Qazaqstan. 01.09.2017. URL: https://total.kz/ru/news/mneniya/russkii_yazik_v_kazahstane_pyat_aktualnih_voprosov_i_otvetov_date_2017_09_01_11_13_58
17. Статистика простыми словами // [Офиц. сайт Агентства по стратегическому планированию и реформам Республики Казахстан]. URL: https://stat.gov.kz/important/simple
18. Меньшинства жалуются на дискриминацию в казахстанской прессе // Интернет-издание «Азаттык». URL: https://rus.azattyq.org/a/minorities_rights_kazakhstan/2295369.html
19. В Казахстане объявили войну русскому языку. Почему его считают угрозой для страны? // Интернет-издание «Лента.ру». 03.10.2021. URL: https://lenta.ru/articles/2021/10/03/kaz_naz
20. Токаев заявил о недопустимости препятствий к использованию русского языка в Казахстане // Деловая газета «Ведомости». 01.09.2021. URL: https://www.vedomosti.ru/politics/news/2021/09/01/884597-tokaev-zayavil-o-nedopustimosti-prepyatstvii-k-ispolzovaniyu-russkogo-yazika-v-kazahstane
21. Казахстан в извилистых путях многовекторности // Еженедельник «Звезда». 15.05.2021. URL: https://zvezdaweekly.ru/news/20216151435-g7hdM.html
22. Кому выгоден раздор между Москвой и Нур-Султаном // Интернет-издание «Лента.ру».18.11.2021. URL: https://lenta.ru/articles/2021/11/18/xenphb
23. Немая степь: что ждёт Казахстан без русского языка // Информационный портал газеты «Известия». 08.10.2021. URL: https://iz.ru/1232434/kseniia-loginova/nemaia-step-chto-zhdet-kazakhstan-bez-russkogo-iazyka
24. Ненависть к языку ведет к мракобесию // Интернет-издание «Лента.ру». 26.03.2021. URL: https://lenta.ru/articles/2021/03/26/kaz

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *