Малышева Н.С. Социально-культурные последствия деиндустриализации Рурской области

Malysheva N.S. Social and Cultural Consequences of Deindustrialization of Ruhr Region

Сведения об авторе. Малышева Нина Сергеевна, доцент кафедры всеобщей истории и международных отношений Алтайского государственного университета, г. Барнаул. Сфера научных интересов: история европейской интеграции, внешняя политика США, трансатлантические отношения.

Аннотация. В статье рассматриваются процессы деиндустриализации старопромышленного региона Западной Германии — Рурской области, начавшиеся в середине ХХ века, и их влияние на социокультурный облик региона. Приводится характеристика предпринятых федеральными, региональными и муниципальными властями мер по трансформации Рура из депрессивного индустриального региона в инновационную агломерацию со значительным культурным и туристическим потенциалом. Автор отмечает вклад общественных инициатив по сохранению промышленных объектов как культурного наследия региона и их интеграции в современный городской и природный ландшафт Рурской области. Заметный вклад в изменение облика региона внесло развитие промышленного туризма и перепрофилирование неиспользуемых по назначению промышленных объектов в центры культурной и экономической деятельности. Отмечается, что, несмотря на незавершенность процесса трансформации Рурской области, германский опыт деиндустриализации является успешным примером модернизации региона.
Ключевые слова: деиндустриализация, Рур, промышленный туризм, парк Эмшер, «зеленая» экономика.

Summary. The article devotes to the processes of deindustrialization of the old industrial region of West Germany — the Ruhr region, and their impact on the socio-cultural image of the region. The article describes the measures taken by federal, regional and municipal authorities to transform Ruhr from depressive industrial region into innovative agglomeration with significant cultural and tourist potential. The author notes the contribution of public initiatives for the preservation of industrial sites as a cultural heritage of the region and their integration into the modern urban and natural landscape of the Ruhr area. The development of industrial tourism and the conversion of unused industrial sites into centers of cultural and economic activity have made a significant contribution to changing the image of the region. It is noted that despite the incomplete process of transformation of the Ruhr region, the German experience of deindustrialization is a successful example of regional modernization.
Key words: de-industrialization, Ruhr, industrial tourism, Amscher Park, “green” economy.

 

Социально-культурные последствия деиндустриализации Рурской области

Рурская область, расположенная в федеральной земле Северный Рейн-Вестфалия (ФРГ), пережила во второй половине ХХ в. ряд структурных изменений. На протяжении длительного времени в экономике Рура большую роль играли добыча угля, металлургия, машиностроение, химическая промышленность, предприятия военной промышленности. Рур обладал всеми характеристиками так называемых старопромышленных регионов: преобладание добывающей и тяжелой промышленности, плохая экология, высокая плотность населения, преобладание на рынке труда мужской занятости, немногочисленный средний класс, отсутствие университетов и, как следствие, малая доля лиц с высшим образованием, практическое отсутствие рекреационных зон. Однако с конца 1950-х гг. регион вступил в полосу длительного экономического спада, повлекшего закрытие предприятий и рост безработицы. В данной статье ставится задача выявить изменения в социальной и культурной среде Рура в условиях структурных реформ.
В середине ХХ века Рурский регион обеспечивал 90% угля и 80% стали и железа, производимых в ФРГ. В промышленном производстве было занято 1 млн 387 тыс. человек из 2 млн 335 тыс. работников, то есть почти 60% населения Рура [1, p. 22].
К концу 1950-х гг. назрели первые признаки кризиса горнодобывающей отрасли: страна начала импортировать дешевую нефть и каменный уголь начал проигрывать конкуренцию другим видам энергоносителей. В последующие годы, в условиях колебания цен на нефть, правительством ФРГ был взят курс на активное развитие атомной промышленности, а также закупку природного газа из СССР и более дешевого угля из США. В результате сократилось производство не только в угольной промышленности, но и в смежных отраслях.
Федеральным правительством, правительством земли Северный Рейн-Вестфалия и муниципальными властями предпринимались меры по поддержке утратившей конкурентоспособность промышленности Рура и ее модернизации. Правительством земли была разработана Программа развития Рура на 1968–1973 гг., согласно которой планировалось переобучение попавших под сокращение шахтеров и металлургов, создание новых рабочих мест в сфере услуг, открытие новых школ и университетов, улучшение экологии, модернизация транспортной инфраструктуры и т.д.[2] Власти также предусматривали поддержку переживающей спад угольной промышленности: в 1968 г. была основана компания «Рурколе АГ» (Ruhrkohle AG), получившая государственную поддержку и поглотившая акции двадцати пяти нерентабельных угледобывающих предприятий. В 1975 г. была введена субсидия для добычи каменного угля за счет надбавки к цене на электроэнергию — «угольный пфеннинг». С одной стороны, государственное субсидирование неконкурентоспособных отраслей отсрочило их свертывание на годы; но, с другой стороны, именно государственная поддержка предотвратила серьезные социальные потрясения и массовые забастовки шахтеров и металлургов.
Важным направлением стал курс на создание инновационной экономики в регионе. В 1980-е — 1990-е гг. в Рурской области были открыты бизнес-инкубаторы и технопарки, на территории которых расположились компании и лаборатории по исследованиям в области IT-технологий, медицинских технологий, микроэлектроники, переработки, новых материалов, логистики [1, p. 61]. Большое значение уделялось установлению связи между наукой и производством — открывшиеся в Бохуме, Дортмунде, Эссене и Дуйсбурге университеты были ориентированы на востребованные в машиностроении и микроэлектронике прикладные исследования.
В результате подобной структурной политики Рур превратился в регион с диверсифицированной экономикой, где наряду с традиционными отраслями промышленности появились новые — автомобильная, химическая, электротехническая и электронная, возникла разветвленная сфера услуг. Изменения в экономике повлекли за собой и социальные сдвиги. Одновременно с сокращением числа занятых в промышленном производстве, росла численность занятых в сфере умственного труда и сфере услуг. Согласно данным за 2019 г., 21% работников Рурской области трудятся в области образования, здравоохранения и социальных услуг; 19.9% — в сфере бизнеса, права и администрирования, и только 18% — в традиционных для области отраслях добычи сырья, переработки и производства [3]. Возросла женская занятость, преимущественно в сфере услуг.
Кардинальные перемены в экономической жизни Рура не могли не сказаться на общественных настроениях. Затяжной кризис заметно повлиял на гражданское самосознание; население протестовало против закрытия шахт и заводов, против сноса рабочих поселков, вместо которых возводились многоэтажные дома. Наиболее активным в протестных настроениях было студенчество Рура — многие из студентов были детьми шахтеров или рабочих, первыми в своих семьях, кто поступил в университет. Молодежь выступала против войны во Вьетнаме, за гражданские права, за права женщин, и «восставала против бесчувственной забывчивости своих родителей, чье стремление к процветанию и стиранию из памяти ужасов нацизма символически выражалось в возникавших в исторических районах универмагах и небоскребах» [4, p. 295]. Новое поколение искало свою идентичность — в соседских общинах и региональной истории. Преподаватели университетов также поддерживали этот интерес, предлагая исследовательские проекты, ориентированные на нужды местных сообществ. Так, в 1969 г. проектная группа студентов и преподавателей Технического университета Дортмунда предложила вариант модернизации домов рабочего поселка Зидлунг, планируемого к сносу (на месте поселка застройщик планировал возвести многоэтажный жилой дом). Идею проектной группы о сохранении домов поддержали местные жители, подключились местное отделение Социал-демократической партии и пресса, и в 1971 г. решение о сносе поселка было отменено [5, p. 187]. В 1973–1975 гг. в Рурской области возникло несколько десятков инициативных групп из жителей — бывших шахтеров и металлургов, отстаивавших сохранение рабочих поселков. Помощь инициативным группам оказывал историк искусства Р. Гюнтер — приверженец идеи интеграции старых промышленных объектов в современный ландшафт, и другие активисты, благодаря чему значительная часть рабочих жилых комплексов в Руре была сохранена. Поддержка сохранения индустриального наследия высказывалась и на правительственном уровне — в 1975 г. впервые были выделены средства на инвентаризацию и сохранение неиспользуемых промышленных объектов, и в этом же году в г. Хаген был открыт Музей технологического наследия.
Ряд сооружений, тем не менее, по-прежнему продолжали сносить без особого общественного резонанса. Иной случай представляла шахта Цольферайн в г. Эссен, построенная в 1920-е гг., о закрытии шахты и предстоящем сносе которой компания «Рурколе» объявила в 1986 г. После долгих переговоров государство выкупило у собственника участок с шахтой, включив ее в список промышленных памятников Эссена, а в 2001 г. Цольферайн была внесена в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО [6]. К настоящему времени шахта превратилась в культурный центр региона, где располагается Музей Рурского региона, выставка современного искусства, музей керамики, ледовый каток, рестораны и т.д.
В целом, именно в 1980-е гг., на которые пришелся пик закрытия угольных шахт, особое значение стало уделяться индустриальной истории региона и развитию промышленного туризма. В 1989 г. была запущена программа «Международная строительная выставка Эмшер», в рамках которой в течение десяти лет в регионе была проведена реорганизация бывших индустриальных территорий и рекультивация загрязненных промышленным производством мест. Главной задачей стало экологическое и социокультурное восстановление региона. Заброшенные здания и неиспользуемое более оборудование были переведены в ранг промышленного культурного наследия: например, ставший обзорной площадкой города газометр в Оберхаузене [7], переделанная для проведения фестивалей и концертов электростанция в г. Бохуме [8], ландшафтный парк c бывшим металлургическим заводом в г. Дуйсбурге [9]. За годы программы была создана сеть из двадцати двух научных, технологических и культурных центров на месте старых объектов, что позволило создать новые рабочие места. Об успешности программы также свидетельствует признание агломерации Рура в 2010 г. культурной столицей Европы, а города Эссена — «зеленой» столицей 2017 года [10].
Несмотря на явное стремление к экологизации Рура и формирование его как «зеленого», туристического и культурного региона Европы, о полном сворачивании тяжелой промышленности речи не идет. Трансформация региона продолжается, и на повестке дня находится вопрос о технологической перестройке производственных процессов в тяжелой индустрии с учетом современных экологических стандартов. По-прежнему нерешенной проблемой остается безработица, уровень которой выше, чем в целом по стране. Несмотря на это, деиндустриализацию Рурской области можно считать примером успешного задействования историко-культурного потенциала региона для его модернизации.

Библиографический список

1. Eckart K. Social, Economic and Cultural Aspects in the Dynamic Changing Process of Old Industrial Regions. New Brunswick, 2003.
2. Das Entwicklungsprogramm Ruhr 1968 — 1973. URL: http://www.digitales-archiv-friedrich-halstenberg.de/Dig.Archiv/Diversa/EntwicklungsprogrammRuhr1968-1973KartenOPT.pdf
3. Regionalverband Ruhr. URL: https://www.rvr.ruhr/daten-digitales/regionalstatistik/erwerbstaetige/
4. Koshar R. Germany’s Transient Pasts: Preservation and National Memory in Twentieth Century. Chapel Hill, 1998.
5. Raines A. Wandel durch (Industrie) Kultur: conservation and renewal in Ruhrgebiet // Planning Perspectives. 2011. Vol. 26, No2. Pp. 183– 207.
6. Центр всемирного наследия. URL: https://whc.unesco.org/ru/list
7. Gasometer Oberhausen. URL: https://www.gasometer.de
8. Jahrhunderthalle Bochum. URL: https://www.jahrhunderthalle-bochum.de
9. Landschaftspark Duisburg-Nord. URL:https://www.landschaftspark.de
10. Essen becomes the European Green Capital for 2017. URL: https://ec.europa.eu/environment/europeangreencapital/essen-ecc-2017

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *