АЛТАЙСКАЯ ШКОЛА ПОЛИТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ
Интернет-конференция
Хроника Аналитика Конференции Дневники
ALTAI SCHOOL OF POLITICAL STUDIES
Основана в 1996 г.

Умитчинова Б.А. «Мягкая сила» как фактор обеспечения экономической безопасности в рамках ЕАЭС

Сведения об авторе. Умитчинова Ботагоз Аспандиаровна, старший преподаватель кафедры права и международных отношений Казахстанско-Американского свободного университета, докторант I курса специальности «Юриспруденция», г. Усть-Каменогорск, Республика Казахстан. Круг научных интересов: правовые основы обеспечения национальной безопасности государства.

Аннотация. В статье ставится задача рассмотреть «мягкую силу» как один из инструментов обеспечения экономической безопасности государств-членов ЕАЭС. Автор показывает, что разработка общих путей и механизмов нейтрализации выявленных экономических угроз, приводит не только к стабилизации экономического развития каждого из участников, но и в целом всего интеграционного образования. На основе проведенного исследования опыта некоторых интеграционных объединений (ЕС, КАРИКОМ) выявляется, что общеэкономические цели стран-участниц достигаются различными средствами, в том числе разработкой и реализацией долгосрочных программ развития как одного из инструментов «мягкой силы». Рассмотрен и проведен анализ Основных направлений экономического развития Евразийского экономического союза — стратегического документа, носящего рекомендательный характер и определяющий перспективные направления социально-экономического развития государств-членов ЕАЭС.

«Мягкая сила» как фактор обеспечения экономической безопасности в рамках ЕАЭС

Формирование в мировом пространстве Евразийского экономического союза (ЕАЭС) — одного из крупнейших интеграционных образований — основывается на исторически сложившихся экономических, социокультурных связях между государствами-участниками. ЕАЭС создан в целях всесторонней модернизации, кооперации и повышения конкурентоспособности национальных экономик и создания условий для стабильного развития в интересах повышения жизненного уровня населения государств-членов [1].
Но одной политической воли для сохранения интеграционного объединения, как показывает мировой опыт, недостаточно: именно экономика, экономические связи, экономические эффекты, общие экономические интересы — важнейшие составляющие жизнеспособности любого интеграционного объединения. Таким образом, обеспечение экономической безопасности интеграционного объединения служит важнейшим базовым интересом любого интеграционного объединения [2, с. 169].
Вопросы выработки путей и механизмов обеспечения экономической безопасности в рамках ЕАЭС, в силу разнородности ее членов в части социально-экономического развития, являются на данный момент сложными. Вместе с этим, историческая общность государств-членов, входящих в состав данного регионального объединения (Республика Армения, Республика Беларусь, Республика Казахстан, Кыргызская Республика и Российская Федерация) обусловила и общность их проблем и специфику их разрешения.
Общие угрозы национальной экономической безопасности государств-участников ЕАЭС включают следующие компоненты: модель национальной экономики, характерная для развивающихся стран; низкая конкурентоспособность; технологическая отсталость; неустойчивость финансовой системы; масштабная теневая экономика и коррупция; энергетическая зависимость; неблагополучная экология и нерациональное использование природных ресурсов; проблемы миграции разной степени; недостаточное внедрение передовых информационно-коммуникационных технологий и слабая защищенность информационных инфраструктур [3, с. 56].
Одной из важнейших функций ЕАЭС является разработка общих механизмов нейтрализации выявленных экономических угроз, в то же время, экономическая безопасность всего интеграционного объединения должна учитывать экономические интересы и потребности каждого из его участников.
Весь спектр возможных влияний в международных отношениях гарвардский политолог Джозеф Най разделял на «жесткую» (“hard power”) и «мягкую» (“soft power”) силы [4, с. 13]. «Жесткая сила» подразумевает, прежде всего, использование инструментов экономической экспансии, такие как торговля, инвестиции, кредиты и гуманитарная помощь. Немаловажным элементом жесткой силы государства является его военная мощь.
Говоря о механизмах обеспечения мягкого влияния, Най указывает: «чтобы добиться сотрудничества посредством мягкого влияния, нужно обладать иным (по сравнению с жесткой силой) типом ресурсов, не мощью и деньгами, но приверженностью объекта воздействия одинаковым с субъектом воздействия ценностям и пониманием объектом необходимости реализации этих ценностей на практике» [5].
Характеристика угроз и индикаторов национальной экономической безопасности стран-участников ЕАЭС свидетельствует одновременно об их сходстве и национальной специфике. В этой связи, актуальна проблема соотношения национальных интересов и интеграционного взаимодействия в аспекте национальной экономической безопасности. Такая позиция закреплена также в Договоре о ЕАЭС: подписавшие его пять стран выразили убежденность, что дальнейшее развитие интеграции соответствует их национальным интересам. Поэтому для снижения риска нанесения ущерба интеграционными действиями национальным интересам государств-участников ЕАЭС целесообразно использовать инструменты «мягкой силы». Цель ЕАЭС — развитие национальных экономик государств-членов — может быть достигнута благодаря совместным усилиям, координации действий, проведению согласованных, скоординированных, единых политик, кооперации в различных отраслях и секторах экономики.
Рассматривая опыт различных интеграционных объединений, таких как Европейский союз (ЕС), Карибское сообщество (КАРИКОМ), Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), Всестороннее региональное экономическое партнерство (ВРЭП) и др., можно проследить, что общеэкономические цели стран-участниц достигаются различными средствами, в том числе разработкой и реализацией экономических программ для всего интеграционного объединения в целом, что является одним из средств «мягкой силы».
В 2000 г. была принята рассчитанная на 10 лет Лиссабонская стратегия ЕС. Финансовый кризис и его последствия заставили страны ЕС переживать глубокий экономический спад, что поставило перед Евросоюзом задачу подготовки новой экономической стратегии, которая была бы более адекватна достигнутой стадии интеграции и изменившейся роли ЕС в мире [6]. В результате в 2010 году была разработана и утверждена новая стратегия развития ЕС «Европа-2020».
Указанная стратегическая программа европейского интеграционного объединения характеризуется следующими особенностями:
1) она включает в себя определенный набор задач, которые необходимо решить, и внятно сформулированные направления деятельности;
2) предоставляет странам-участницам поддержку в выработке собственных планов развития [7].
Наличие данных особенностей придает некую гибкость системе Европейского союза, ведь она «мягко подталкивает» страны объединения к сближению их национальных стремлений с общеевропейскими, предоставляя возможность отстаивать собственные интересы, а не требуя беспрекословного подчинения. Конечно, существует «политика предупреждения» против тех, кто не выполняет предложенные планом инициативы, но на практике ее применение крайне редко.
Стратегический план для Карибского сообщества на 2015–2019 гг. является ответом КАРИКОМ на явления и угрозы глобальной экономики, такие как слабое послекризисное восстановление развитых стран и замедление роста развивающихся стран. Главная цель стратегии — укрепление социально-экономической, технологической и экологической устойчивости стран Карибского бассейна [8].
Важным моментом здесь является то, что коллективные устремления, указанные в Стратегическом плане до 2019 г., основаны на национальных стратегических планах, например, План развития Тринидада и Тобаго до 2020 г. (2002 г.), План развития Ямайки до 2030 г. (2009 г.) и Стратегический план развития Барбадоса на 2005–2025 гг. — все они разделяют общее стремление к социально-экономическому развитию, безопасности, устойчивости к экологическим бедствиям, а также развитию НТИ для повышения уровня жизни [9].
На основе опыта успешных интеграционных объединений, национальных стратегий и планов развития государств-членов, текущей региональной и мировой ситуации Решением Высшего Евразийского экономического совета от 16 октября 2015 года № 28 утверждены Основные направления экономического развития Евразийского экономического союза (ОНЭР ЕАЭС). Документ носит рекомендательный характер и определяет перспективные направления социально-экономического развития, к реализации которых стремятся государства-члены ЕАЭС за счет использования интеграционного потенциала Союза и конкурентных преимуществ государств-членов в целях получения каждым государством-членом дополнительного экономического эффекта [10]. ОНЭР формируют основу для координации действий участников ЕАЭС, реализации интеграционных мер по направлениям, влияющим на конкурентоспособность экономик государств-членов.
Основные направления разработаны до 2030 года, его особенности исходят из самого определения данного документа.
Во-первых, речь идет о рекомендательном характере документа. ОНЭР, с одной стороны, отражают вопросы экономической политики государств-членов, с другой стороны, его рекомендательность предопределила применение принципа «мягкой» координации экономической политики по выбранным направлениям. «Мягкая» координация экономических политик не только выполняет стабилизирующую функцию, но и создает ключевые условия для проявления интеграционных эффектов (выравнивание уровня развития государств-членов; адаптация к встраиванию в глобальную экономику; повышение конкурентоспособности экономик и др.) [11].
Во-вторых, документ, согласно определению, включает перспективные направления социально-экономического развития участников ЕАЭС, которые являются «универсальными» для целей развития любой сферы интеграции в рамках Союза.
В-третьих, основная идея стратегического документа состоит в обеспечении взаимодействия национальных экономик (ресурсов) для получения дополнительного, более существенного эффекта. В этой связи в основу формирования общих для всех участников целей и задач экономического развития ЕАЭС был положен принцип учета национальных интересов, то есть тех целей и задач, которые государства-члены ставят перед собой и регламентируют в национальных программах развития, а различия в структуре экономик и экономической политике государств-членов позволили рассмотреть их в качестве факторов взаимодополняемости [12].
Таким образом, Основные направления экономического развития ЕАЭС являются основой для разработки и применения системы средств и методик, позволяющих оценивать интеграционный потенциал в сферах экономики государств-членов и объединения в целом. Эти данные могут использоваться в качестве основы для обсуждения государствами-членами перспективных сфер сотрудничества и согласования совместных мер их развития. В результате проведения анализа реализации Основных направлений могут быть сформулированы выводы и разработаны предложения в части необходимых интеграционных мер для решения выявленных проблем и новых вызовов экономического развития ЕАЭС, что является необходимым фактором для укрепления экономик и обеспечения экономической безопасности стран-участниц.

Литература

1. Договор о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 года. URL: http://adilet.zan.kz/rus/docs/Z1400000240
2. Ганеева М.В. Внутренние угрозы экономической безопасности Евразийского экономического союза // Вестник РУДН. Серия: Экономика. 2017. Том 25. № 2. С. 168–177.
3. Красавина Л.Н., Лукьянович Н.В. Интеграционное взаимодействие государств-участников Евразийского экономического союза как фактор обеспечения их национальной экономической безопасности // Мировая экономика. 2017. № 4. С. 55–62.
4. Самохин А.А. «Мягкая сила» в контексте проблематики обеспечения национальной безопасности. // Историческая и социально-образовательная мысль. 2016. Toм 8. №4/1. С.13–18.
5. Nye J.S. The Paradox of American Power. Why the World’s Only Superpower Can’t Go It Alone. URL: http://bookre.org/reader?file=1265203
6. Бордяшов Е.С. Перспективы реализации новой стратегии развития Европейского союза — «Европа-2020» // Вестник МГИМО Университета. 2012. С. 108–112. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/perspektivy-realizatsii-novoy-strategii-razvitiya-evropeyskogo-soyuza-evropa-2020
7. European Semester Thematic Fiche. Employment Rate. URL: http://ec.europa.eu/europe2020/pdf/themes/2015/ employment_rate_20151126
8. Strategic Plan for the Caribbean Community 2015-2019: Repositioning CARICOM. URL: https://www.caricom.org/documents.
9. Рамкиссун Х., Кахва И.А. Доклад ЮНЕСКО по науке. URL: https://en.unesco.org/sites/default/files/usr15_caricom_ru.pdf
10. Основные направления экономического развития Евразийского экономического союза // Евразийская экономическая комиссия. URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/act/integr_i_makroec/dep_makroec_pol/seminar/Pages/default.aspx
11. Основные направления экономического развития ЕАЭС до 2030 года // Евразийская экономическая комиссия. URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/act/integr_i_makroec/dep_makroec_pol/seminar/Documents/брошюра_ОНЭР (финал 05.05.2016).pdf
12. Подходы к разработке и принципы основных направлений экономического развития ЕАЭС // Евразийская экономическая комиссия. URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/act/integr_i_makroec/dep_makroec_pol/seminar/Documents/брошюра_ОНЭР (финал 05.05.2016).pdf

Версия для печати Версия для печати Отправить по почте Отправить по почте

Комментариев нет

Комментариев пока нет.

Оставить комментарий

XHTML: Вы можете использовать эти теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Spam Protection by WP-SpamFree

Подписаться, не комментируя

 


Страница 1 из 11

© При использовании материалов АШПИ ссылки на эти страницы обязательны.