От Торонто до Иркутска: подведены итоги XXIII ежегодной конференции АШПИ

27–28 сентября 2019 г. в АлтГУ прошла ежегодная конференция Алтайской школы политических исследований «Современная Россия и мир: альтернативы развития». В этом году была выбрана следующая тема для обсуждения: «Ресурсы «мягкой силы»: опыт использования государственными и негосударственными акторами». Организаторами, кроме АШПИ, выступили Алтайский государственный университет (кафедра всеобщей истории и международных отношений), Конгресс интеллигенции Алтайского края, Российская ассоциация политической науки и Российский фонд фундаментальных исследований.

Открывая работу конференции, председатель оргкомитета, профессор Ю.Г. Чернышов отметил, что АШПИ старается следовать сформулированным еще в 1996 году принципам: «неангажированность, научность, демократизм», и именно это помогает сохранять востребованную научным сообществом традицию. Тема «мягкой силы» уже поднималась на конференции в 2017 году, однако тогда больше внимания уделялось теоретическим подходам. Теперь же было решено более подробно исследовать конкретные практики использования «мягкой силы» в разных странах в соответствии с «национальными интерпретациями».

При открытии конференции с приветственным словом к участникам обратился проректор АлтГУ по развитию международной деятельности Р.И. Райкин, подчеркнувший важность активизации научных связей с другими странами. Эту мысль поддержала и Ю.А. Гаврилова, заведующий кафедрой права и международных отношений Казахстанско-американского свободного университета (г. Усть-Каменогорск, Республика Казахстан).

После приветствий началась работа вебинара «Метаморфозы мягкой силы». С помощью интернет-связи онлайн удалось послушать и обсудить выступления ученых из Торонто (Т. Рокки), Берлина (Д.С. Корсун), Москвы (В.Р. Филиппов), Петрозаводска (О.Ч. Реут), Екатеринбурга (К.М. Табаринцева-Романова) и Иркутска (Л.О. Игумнова). Были рассмотрены самые разные практики – от применения Францией «мягкой силы» в Африке до использования таких своеобразных средств продвижения международного имиджа страны, как эногастродипломатия.

Далее работа шла в двух секциях – «Опыт применения «мягкой силы» в международных отношениях до 1991 г.» и «Современные интерпретации и практика использования «мягкой силы» акторами мировой политики». Организаторы опирались на солидный «задел», созданный благодаря весенней интернет-конференции: тогда поступило 46 докладов от авторов из двенадцати городов России (Армавир, Барнаул, Екатеринбург, Йошкар-Ола, Калуга, Москва, Омск, Пермь, Петрозаводск, Ростов-на-Дону, Саратов, Томск) и четырех зарубежных стран (Казахстан, Канада, Китай и Таджикистан).

27–28 сентября на секциях «очной» конференции, помимо ученых из Барнаула (О.А. АршинцеваА.М. БетмакаевД.А. ГлазуновВ.А. ДолжиковВ.Н. КозулинА.В. КротовО.Ю. КурныкинН.С. Малышева), выступили гости из Казахстана (Ю.А. Гаврилова), Йошкар-Олы (А.Ю. Фоминых), Омска (В.В. Миронов), Томска (О.Г. Лекаренко) и Новосибирска (А.М. БарсуковД.В. БерезняковВ.В. ДемидовС.В. Козлов). Практически по каждому докладу были и вопросы, и дискуссии. В целом обсуждение оказалось очень интересным и полезным.

В завершение второго дня был проведен «круглый стол» молодых исследователей-международников по проблемам «мягкой силы». Здесь выступили авторы из России (В.Е. ДергачеваЕ.Д. КулачковаД.В. ЛеденевА.М. СавоськинН.Ю. СамойловП.В. Ульянов), а также из Казахстана (А.Т. ЖелдыбаеваМ.Н. Тажиева), Китая (Лу Юй) и Таджикистана (Ф.Б. ЗокирзодаС.Ф. Назаршоева). Молодые исследователи поднимали серьезные проблемы и показали высокий уровень их обсуждения.

Подводя итоги конференции, участники отметили, что многие ее результаты актуальны не только в научном плане, но и как материал для размышлений тем, кто принимает политические решения. Статьи и итоги обсуждения организаторы планируют издать в качестве очередного – 34-го выпуска «Дневника АШПИ», который будет выставлен в сети Интернет на сайте АШПИ и в российской библиотеке ELibrary.

В заключение участники выразили благодарность всем, кто помогал в проведении конференции – в частности, сотрудникам научной библиотеки АлтГУ, а также сотрудникам Алтайской краевой библиотеки, подготовившим выставки книг по теме конференции. Было принято решение начать подготовку к следующей конференции, тема которой будет связана с ролью образования и «политики исторической памяти» в формировании международного имиджа страны.

Фото Анастасии Кортуновой и Павла Ульянова

Сайт АлтГУ, 1 октября 2018 г.

web stats***

ДОКЛАДЫ
(в порядке поступления)

1. Опыт применения «мягкой силы» в международных отношениях до 1991 г.

Аршинцева О.А. (г. Барнаул). Образ воюющей страны на политических плакатах: Британская империя и США в Первой мировой войне

Бетмакаев А.М. (г. Барнаул). Изучение культурной дипломатии в современной зарубежной историографии «холодной войны»

Должиков В.А. (г. Барнаул). Отечественный опыт применения «мягкой силы» во внешней политике (дипломатия Н.Н. Муравьева-Амурского в 1848–1860 гг.)

Лекаренко О.Г. (г. Томск). Мирный атом как инструмент «мягкой силы» сверхдержав в 1950-е гг.

Малышева Н.С. (г. Барнаул). Культурная дипломатия США в отношении социалистической Польши во второй половине ХХ века

Фоминых А.Е. (г. Йошкар-Ола). Публичная дипломатия в публичной истории: американские выставки в СССР в восприятии советских людей (1959–1991)

2. Современные интерпретации и практика использования «мягкой силы» акторами мировой политики

Арпентьева М.Р. (г. Калуга). Концептуальные проблемы теории «мягкой силы»

Вольтер О.В. (г. Армавир). Гуманитарная дипломатия Русской православной церкви и исламских организаций как фактор «мягкой силы» в продвижении духовно-нравственных ценностей Российской цивилизации

Гаврилова Ю.А. (Республика Казахстан). «Мягкая сила» и международные экологические отношения

Дейч Т.Л. (г. Москва). «Мягкая сила» как инструмент политики Китая в Африке

Долгов К.Д. (г. Москва). «Мягкая сила» в Восточноафриканском Сообществе

Зокирзода Ф.Б., Курныкин О.Ю. (Республика Таджикистан; г. Барнаул). Иран: практика использования «мягкой силы» в Центральной Азии

Золотарев Ф.Е. (г. Екатеринбург). «Мягкая сила» в сотрудничестве Германии со странами Центральной Азии

Коваленко Л.Г. (г. Барнаул). «Мягкая сила» и ее механизмы в политическом процессе

Козулин В.Н. (г. Барнаул). Пророссийский вектор в современной западной публицистике как ресурс «мягкой силы» современной России?

Курныкин О.Ю. (г. Барнаул). Ресурсы и потенциал «мягкой силы» во внешней политике Индии

Ларионова Ю.В. (Республика Казахстан). «Мягкая сила» Европейского Союза и миграционный кризис

Лу Юй (КНР). «Культурная мягкая сила»: китайская перспектива

Миронов В.В. (г. Омск). «Мягкая сила» и «жесткая реальность»: некоторые проблемы применения концепции Дж. Ная в США и России

Пахалюк К.А. (г. Москва). Мягкая сила и политика памяти в контексте внешней политики современной России: точки пересечения

Плотников Д.С. (г. Пермь). «Мягкая сила» Китая и России в Центральной Азии в сфере образования

Реут О.Ч. (г. Петрозаводск). Международное наблюдательское сообщество и установление границ «мягкой силы»

Рокки Т. (Канада). Имидж современных европейских сепаратистских, автономных и региональных партий и движений: политика мягкой силы

Сковородников А.В. (г. Барнаул). Россия и Сербия: исторические стереотипы и «мягкая сила»

Табаринцева-Романова К.М. (г. Екатеринбург). Движение «Слоу фуд» как успешный актор эногастродипломатии

Тажиева М.Н. (Республика Казахстан). Национальные проекты Казахстана как инструмент «мягкой силы» во внешнеполитическом курсе страны

Турьинская Х.М. (г. Москва). «Мягкая сила» и страновые национализмы: противоречия региональной политической интеграции в Восточной Африке

Умитчинова Б.А. (Республика Казахстан). «Мягкая сила» как фактор обеспечения экономической безопасности в рамках ЕАЭС

Филиппов В.Р. (г. Москва). «Мягкая сила» en français

Цыплин В.Г. (г. Саратов). Переход на латиницу и процессы модернизации в центре Евразии

Цыряпкина Ю.Н. (г. Барнаул). Языковая политика Казахстана в 2010-е годы в условиях внешних вызовов

Шпагин С.А. (г. Ростов-на-Дону). Лингвострановедческий аспект мягкой силы

Юн И.М. (г. Москва). Противостояние на Корейском полуострове: специфика использования «мягкой силы»

Молодежная секция

Бикетова А.А. (г. Барнаул). Культурная дипломатия как инструмент «мягкой силы»

Вьюжанина Е.А. (г. Барнаул). Миграционная политика России как инструмент «мягкой силы» в отношениях с постсоветскими республиками Центральной Азии

Дергачева В.Е. (г. Барнаул). Вьетнамская война: соотношение информации и пропаганды в американских СМИ

Дерендяева А.Д. (г. Барнаул). Использование инструментов “soft power” КНР в отношении Республики Казахстан

Ермизина А.П. (г. Барнаул). Антикризисные мероприятия Европейского Союза в сфере миграционной политики: интеграционный потенциал «мягкой силы»

Кулачкова Е.Д. (г. Барнаул). Американские СМИ как инструмент и фактор «мягкой силы»: освещение вопроса о наличии ОМП в Ираке (сентябрь 2001 — март 2003 гг.)

Леденев Д.В. (г. Барнаул). Политика РФ на постсоветском пространстве и становление новой российской дипломатии

Назаршоева С.Ф. (Республика Таджикистан). Образ России в глазах мигрантов из Республики Таджикистан

Попеляев А.А. (г. Барнаул). Освоение Арктики как инструмент «мягкой силы» СССР

Савоськин А.М. (г. Барнаул). Фактор культурного влияния как инструмент объединения южных славян в программе «Начертание»

Самойлов Н.Ю. (г. Барнаул). Великобритания и Содружество Наций в 1949–1982 гг.: отдельные аспекты реализации политики «мягкой силы»

Ульянов П.В. (г. Барнаул). Образ России как «союзника» в британской пропаганде периода Первой мировой войны

Щепеткова А.В. (г. Барнаул). Зарождение русско-французской торговли и ее влияние на развитие дипломатических отношений между Россией и Францией

***

ОБ ИТОГАХ ИНТЕРНЕТ-КОНФЕРЕНЦИИ

Чернышов Ю.Г. (г. Барнаул). Интернет-конференция АШПИ о ресурсах «мягкой силы»: первые итоги.

***

ИНФОРМАЦИЯ О СЕНТЯБРЬСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ

Ежегодная XXIII конференция АШПИ «Современная Россия и мир…».

От Торонто до Иркутска: подведены итоги XXIII ежегодной конференции АШПИ.

Вышел из печати 34-й “Дневник АШПИ”